Vojnik.org — Национальное Возрождение России
Vojnik.org — Национальное Возрождение России


Хук Справа

Пиано-бар

Русская Демография

Русский Образ

R-RADIO.ORG - Правое радио

Русский Донбасс

[нет]

Сербские четы в старой Сербии (1904-1912)

После 1878 г. сербские интересы в Старой Сербии и Македонии практически не были защищены. Нарушение в 1885 Болгарией условий Берлинского мирного договора и захват ею части территории Турции убедили Сербию серьезнее заняться поддержанием своих национальных интересов в Македонии и Старой Сербии. Этой цели способствовало созданное в августе 1886 года «Общество Св. Саввы». В 1887 году в Министерстве просвещения проводится реструктуризация и выделение отдельного Политико-просветительского отдела МИД. В соответствии с «Планом М. Гарашанина по укреплению сербского влияния в Македонии и Старой Сербии» от 1885 года большую роль в защите сербских интересов в Македонии и Старой Сербии стали играть сербские консульства, открытые в 1880-х — нач. 1890-х годов.

Четники южных сербских областей в начале века.В 1897 году Сербия и Болгария подписали соглашение о том, что «вопросы, затрагивающие интересы сербского и болгарского народов в Османской империи, будут подлежать совместному обсуждению обоих правительств, ни Белград, ни София не будут предпринимать в одностороннем порядке каких-либо действий, которые могли бы привести к нарушению status quo; обе стороны обязываются не препятствовать друг другу в национальных, церковных, школьных вопросах до тех пор, пока не будут утверждены на основе взаимного согласия сферы интересов в европейских землях Османской империи» . Тем не менее болгарские агенты в Македонии и Старой Сербии оказывали серьезное давление на сербских учителей и священников, вплоть до убийства .

Уже на заседании Сената Королевства Сербии, проведенном 10 ноября 1901 года, представители всех политических партий выразили обеспокоенность положением в Старой Сербии. Сербская элита вспоминала об опыте засылке четнических отрядов в Старую Сербию и Македонию в 1878-1881 гг.

Появление новой волны сербских чет связано с доктором Милорадом Годжевцом, выпускником медицинского факультета в Вене. По окончанию факультета работал сначала в г. Княжевац, а потом в Белграде. Медицинская практика давала ему чрезвычайно широкий круг общения, в который входили и многочисленные выходцы из Старой Сербии. Вокруг Годжевца сформировался определенный круг друзей и единомышленников, озабоченных бедственным положением сербов в Старой Сербии и Македонии, находившихся под двойным натиском албанских башибузуков и болгарских террористов .

Для людей из круга Годжевца стало ясно, что мирными средствами сербские национальные интересы защитить было невозможно, требовалась жесткая, революционная деятельность. Беженцы и просто приезжие из Старой Сербии сообщали об активности болгарских организаций и мусульманских башибузуков. Ряд встреч, состоявшихся в ноябре 1902 года между вышеперечисленными людьми, привел к общему выводу — медлить больше нельзя. То, что Майский переворот практически не сказался на деятельности организаторов Сербской Революционной Организации(СРО), даёт нам возможность предположить, что королем и официальными властями они не инспирировались. Роль катализатора в организации СРО сыграли события в Македонии и Старой Сербии, произошедшие весной — летом 1903 года.

На этом собрании было решено существовавший доселе инициативный комитет впредь называть Главным, а в помощь ему создать более широкий — Центральный Революционный Тайный Комитет в Белграде — ЦРТК(Б). В ЦРТК(Б) были выделены три секции — революционная, финансовая и пропаганды. На том же собрании приняли Статут организации, а секции пропаганды было поручено написать «мягкое» обращение, чтобы оповестить сербскую общественность о создании «комитета по помощи угнетенным братьям в неосвобожденных краях».

Паралельно с событиями в Белграде во Вранье вокруг Живоина Рафаиловича, офицера сербской армии, собрался другой круг людей, озабоченных положением сербского народа в Македонии и Старой Сербии. На первых собраниях, проведенных в августе 1903 года, было решено организовать комитет, который получил официальное название — Исполнительный комитет центральной революционной организации во Вранье( или же Исполнительный четнический комитет Вранье), а разговорное название было Исполнительный комитет Вранье — ИК(В). В Лесковце и Нише также были образованы ИК. Рафаилович отбыл в Белград, где вступил в контакт с М. Годжевцем и ЦРТК(Б). Центральный Комитет принял на себя функции стратегической координации, представительства, вербовки добровольцев и логистической базы, а Исполнительные комитеты (особо активно действовал Вранянский комитет) — тактическое управление на турецкой территории, боевую подготовку и непосредственную заброску чет.

Первая чета был послана из Белграда через несколько дней после того как деятельность ЦРТК(Б) и ИК(В) была координирована в результате встречи М. Годжевца и Ж. Рафаиловича в 1904 г . С тех пор до 1908 г. продолжалась активная деятельность сербских чет в Старой Сербии и Македонии при прямой поддержке из Королевства Сербии .

В самой Старой Сербии логистическая опора еще не была достаточно разветвленной и надежной, и, в основном, размещалась лишь в Прешевской казе: в Буяновце учитель Лаза Божович, в монастыре Св. Прохора Пчиньского отец-эконом Неделько.

Перспектива сотрудничества с болгарскими четами (или, по крайней мере, мирного сосуществования) привлекала СРО. С другой стороны, болгарские комитеты после поражения, понесенного в результате Ильинденского восстания, могли быть заинтересованы в добрососедских отношениях с сербами. Однако ни руководству четнических организаций, ни четникам в самой Турции, ни активистам движения среди молодежных организаций не удалось достич взаимопонимания между сербами и болгарами, которые оставались самыми заклятыми врагами до конца первого этапа деятельности чет в Македонии и Старой Сербии в 1912 г.

Черногорские солдаты в годы Первой Мировой войны.Непосредственная система местных опорных баз была во многом заимствована у болгарских четников. Сначала в селе находили несколько сочувствующих, а после их круг постепенно расширялся. На общем собрании всех взрослых жителей села объяснялись священные обязанности каждого настоящего «патриота» (срб.«родо? уб»). Общими обязанностями становились взаимное согласие (чтобы не ссориться и не доносить властям в личных целях), умеренность в потреблении алкоголя (чтобы не проговориться), не обращение к турецким судам, наблюдение за движением войск и полиции, строгое и своевременное подчинение приказаниям четников. После этого присутствующие приносили массовую присягу на кресте из револьвера и кинжала, лежащем на Евангелии.

После присяги выбирался местный комитет, состоявший из председателя, местного воеводы, казначея, курьеров и местных четников, которые сразу же получали оружие и боеприпасы. Местные четы должны были выставлять ночную стражу вокруг села, отражать возможные нападения враждебных чет или случайных разбойников и, в случае необходимости, поддерживать постоянные четы, вступившие в боевые действия на их территориях. Отдельные срезы и области должны были иметь свои постоянные четы, которые регулярно курсировали от места до места. В холодное время четы переходили границу и зимовали в Сербии. Во время нахождения в Турции их действия координировал Горский штаб, возглавляемый наиболее авторитетным воеводой одного из чет. Так складывалась организация СРО, которая помогла сербским четникам за 5 лет изменить баланс сил в Македонии и Старой Сербии.

Основной целью сербских чет была борьба с теми турками, албанцами и болгарами, которые проявляли враждебность к сербам в Старой Сербии и Македонии. Активизация четнической борьбы привела к тому, что Турция должна была направить на прочесывание местности в Косовском и прилегающих вилайетах специальные истребительные батальоны. Болгарские комитеты доносили албанцам и туркам о передвижении сербских чет. Активизация чет вызвала негативную дипломатическую реакцию Турции, Порта потребовала от сербского правительства сделать все возможное, чтобы помешать СРО забрасывать свои отряды в Турцию.

Положение особенно осложнилось в северо-западной части Старой Сербии, в Рашке. В этой области сербский народ находился под двойным давлением, с одной стороны — турки и потурченцы, как и во всех остальных частях Старой Сербии, с другой стороны — австрийцы, пытавшиеся склонить сербское население Рашки на свою сторону. Они пытались использовать условия Мюрцштегского договора между Россией и Австро-Венгрией, по которому последняя имела право военной интервенции в северо-западной части Косовского вилайета в случае возникновения беспорядков. Если бы Австро-Венгии удалось оккупировать Рашку под предлогом «умиротворения», вероятно, ее бы ждала такая же судьба в 1908 г., как всю Боснию и Герцеговину. Поэтому тайные агенты Австро-Венгрии, также как и ее военнослужащие и чиновники, активно подталкивали сербское население края к мятежу. Австро-Венгрия посылала своих агентов, соривших золотом и выдававших себя за представителей Сербии, которой якобы «было нужно сербское восстание в Санджаке». Хорошим предлогом для восстания могло быть повышение налогов, которое предприняла Турция к негодованию сербских жителей Рашки. К обязательной султанской десятине было добавлено 1,5-2% налога на поддержку национальных школ и 6% повышения общего налога.

Австрийский консул хорват граф Драшкович под предлогом охоты посещал сербские села и советовал крестьянам «не платить никаких новых налогов, обещая им свою помощь и угощая их в кабачках». Аналогичные разговоры проводили и несколько офицеров австро-венгерской армии, ходившие по селам и занимавшиеся пропагандой в том же направлении.

Взбудораженный народ не могли успокоить ни турецкие власти, ни даже агенты сербского МИД, напрямую получавшие инструкции от министра иностранных дел Сербии. Народ считал, что: «пусть их оккупирует, кто захочет, но платить ничего нельзя».

Горячие головы в комитете в Сербии были склонны использовать ситуацию для начала восстания. Представители комитета давали обещания поддержки сербам из Рашки, приезжавшим в Сербию. Более того, в Рашку прибыли тайком два представителя комитета.

Правительство Сербии было вынуждено принять меры. В сентябре 1905 г. Йован Жуйович, министр иностранных дел Сербии, написал Мирославу Спалайковичу, консулу Сербии в Приштине подробное письмо с инструкциями. Министр предположил, что положение сербского населения может и ухудшиться из-за усиления мусульманского раздражения. Поэтому консулу было предложено оказать все усилия к приостановлению раздачи оружия. В результате интервенции русского консула г. Орлова восстание в Плевле было прекращено, но против четниической организации сербским правительством были предприняты силовые акции.

Несмотря на обостренность ситуации в северо-западной части Старой Сербии, МИД Сербии поддерживал четников в центральной и юго-восточной части Косовского вилайета оружием, не просто одобряя, но и помогая в его передаче, судя по донесению, предоставленному сербскому консулу в Приштине дипкурьером.

Боевые операции сербских чет продолжались с особой активностью и в 1906-1908 году против турецких солдат, болгарских отрядов и албанских башибузуков. Албанские бандиты и болгарские националисты развязали к тому времени в Македонии и в Южной части Старой Сербии неслыханный террор. Они убивали сербских учителей, священников и просто авторитетных людей, нагнетая атмосферу страха. В селах действия болгарских четников отличались примитивной жестокостью, в городах же убийцы из болгарских комитетов работали по отработаному плану. Жертву выслеживало несколько человек: стрелок и прикрытие. После выстрела стрелок медленным шагом удалялся с места покушения, а прикрытие разбегалось во все стороны, призывая на помощь и истошно крича, чем создавалась спасительная для террористов паника, в которой убийца скрывался в доме одного из сочувствующих движению горожан. В случае невозможности прямого убийства болгарские агенты шли на хитрость. Например, управляющего сербских школ Д. Димитриевич, которого было трудно убить, просто скомпрометировали в глазах турок. Ему подбросили в прихожую сверток с динамитом и письмом, содержащим призывы убить районного начальника и взорвать мечеть. Вместе с Д. Димитриевичем были арестованы поп Зачир и еще несколько сербских активистов.

Активная и результативная деятелность сербских чет в Старой Сербии вызвала давление на Сербию со стороны России, Австрии, Англии и Франции. Давление продолжалось в течение всего 1907 года и выражалось в форме устных и писменных нот и в личных беседах дипломатов великих держав с представителями правительства Сербии и с королем Петром. Официально Сербия заявляла о своей непричастности к четнической акции, т. к. правительству претило «насилие, несовместимое с идеей славянской культурности.» Однако русскому послу в Сербии удалось узнать из достоверных источников, что в то же время было «предписано Сербским консулам в Турции способствовать организации чет из местных жителей в Македонии и (Старой А. Т.)Сербии и снабжать их денежными средствами и оружием.»

В 1908 году после аннексионного кризиса большое значение получила организация Народная оборона, в состав которой вошли многие деятели СРО и среди них: М. Годжевац, В. Йованович, Й. Атанацкович, Ж. Рафаилович, Л. Челович, Л. Йованович, В. Карич и В. Маринкович. Народная оборона стала новой формой организации четнических отрядов, в которой правительственные и военные элементы стали играть бульшую роль, а партийное соперничество — меньшую. С тех пор все функции ЦРТК(Б) перешли к Народной обороне, просуществовавшей до 1941 года.

В самой Турции 8 июля 1908 года произошел государственный переворот, и к власти пришли младотурки. Парламентские реформы, которые они пообещали, делали четнические организации ненужными и даже вредными как для защиты национальных интересов в Турции, так и для поддержания реноме отдельных балканских наций в глазах Запада. Сербские четы было решено легализовать и распустить.

Однако, воспользовавшись правом для некоторых категорий христианского населения носить оружие, болгары и сербы держали постоянные четы наготове, легализовав их под видом сторожей. Сельские четны также не ослабляли свои организации, держа оружие в укромных местах, а организации в сборе. Не помогли младотуркам и их попытки жестокими мерами собрать у населения все оружие.

Уже в августе 1912 года сербские воеводы в Старой Сербии получили задания принять новое оружие и подготовить людей к тому, чтобы стать арьергардом наступающей сербской армии . С тех пор сербские четы, фактически перестали выполнять обычные для них функции локальных защитников православного населения от притеснений болгарских чет и отдельных мусульманских погромщиков.

А. Тимофеев

Языки

Рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку!