Vojnik.org — Национальное Возрождение России
Vojnik.org — Национальное Возрождение России


Хук Справа

Пиано-бар

Русская Демография

Русский Образ

R-RADIO.ORG - Правое радио

Русский Донбасс

[нет]

Христос - Богочеловек и белый архитип

Личность Спасителя

Личность Госпола Иисуса Христа — основа основ, самое главное, самое ценное и белом христианстве. Дли верующих всегда имел огромное значение правильный взгляд на Спасителя: лишь благодаря ему можно было верно понять учение воплотившеюся Бога-Слова.

Как известно, источником бесчисленных заблуждений является отрицание во Христе испостасного единения Божества и белого человечества (не секрет, что многие ученые, в том числе и расологи, чаще всего делают акцент именно на человеческой природе Христа, тем самым, забывая о «неслитном, непревращенном, нераздельном, не-разлучном» (37) соединении в Нем двух естеств, в чем видится глав пая ошибка исследователей, поскольку рассматривать Личность Христа исключительно с позиции Его совершенного (или простого) человечества неправильно. И здесь следует сослаться на слова св. Григория Неокесарийского (213-270/5 гг.), предупреждавшего: «Если кто говорит, что Христос есть совершенный человек — отдельно но и Бог Слово — отдельно, и не исповедует единого Господа Иисуса Христа, как написано, анафема да будет» (38). — А.Ф.). Причем, в последние десятилетия во Христе отвергается именно белое человечество (вряд ли забудешь нелепые статьи, фильмы, видеоролики, навязывающие образ чернокожего Иисуса. Например, это видно из клипа Мадонны «Like a prayer»), плоть которого Он воспринял на Себя, исцелил Своей крестной Жертвой и Своей драгоценною Кровью, даровав нам не только избавление от греха и смерти, но также веру и право вступать с Ним в непосредственное общение, соединяться с Ним теснейшим внутренним союзом.

Тайна белой плоти

Почему Господь воспринял белую плоть? Во всей полноте ответить на поставленный вопрос невозможно. Это тайна воли Божией, такая же тайна, как и Рождение Спасителя, которое, по мнению Дидима Слепца (ок. 313-398 гг.), сравнимо «только с Его предвечным рождением от Отца» (39). Безусловно, акт Воплощения взаимосвязан с проблемой белого естества Богочеловека. Но проникнуть в его суть еще никому не удавалось. Ученые предпринимали попытки к тому, чтобы отгадать неразрешимую загадку. Однако в подобных попытках отчетливо просматривалась сомнительная тенденция рационально истолковать сверхрациональное содержание этого вопроса, что изначально обрекало мыслителей на неудачу. Поэтому, со своей стороны, мы коротко скажем: Рождение Мессии открыло дорогу к спасению белого человечества. «Сын Божий, — подчеркивает св. Ириней Лионский (140/160-202 п.), — …сделавшись человеком…снова начал длинный ряд человеческих (существ) и…даровал нам спасение, — так что потерянное нами в Адаме, т. е. бытие но образу и подобию Божию, мы опять получили во Христе Иисусе» (40). Появление Нового Адама (41), в Котором испол-нился, всесторонне реализовался образ Божий, возвращает нас к мо-менту создания человека (Быт. 1,26-27). Мы помним: ветхий Адам -первочеловск «из земли, перстный» (1 Кор. 15,47), был белым (42). Отсюда есть основания полагать, что и у Нового Адама — «Господа с неба» (1 Кор. 15,47), был идентичный, с ветхим Адамом, цвет кожи.

Рождение Христа но человечеству происходит сверхъестественным образом: если бы Он родился естественно, слова св. Климента Римского (7-102 г.) «никто не чист от скверны, хотя бы и один день была жизнь его» (43), относились бы и к Мессии. Сама мысль, что Спаситель был заражен первородным грехом, последствиями смешения (44), отвергалась белым христианством. Бытие Божие и какой бы то ни было грех — вещи несовместимые. Евангелист Иоанн Богослов o говорит: Бог «есть свет и нет is Нем никакой тьмы» (1 Ин.1,5); грех — тьма, и не могло быть такого, чтобы Господь сделал его содержанием Своей Божественной Личности; потому «Творец, ..избрал образ чистого рождения и соделался человеком, как восхотел» (45), потому Новый Адам «чистый по рождению, сильный над грехом и тлением» (46).

Получив жизнь в Ипостаси Бога-Слова (Слово восприняло цельного человека, всю природу — ум, душу и тело, но без первородного греха и смешения — А.Ф.), человечество Христа с момента Воплощения находилось в нерасторжимом единстве с Божеством. В силу этого Господу была свойственна и личная безгрешность, что лишний раз указывает на не испорченность природы. Личная безгрешность также, как свобода от греха и смешения, являлась следствием сверхъестественного образа рождения.

Внешние черты

Вопрос о подлинном облике Иисуса Христа долгое время занимал умы христиан. В Евангелиях ничего не было сказано о том, как выглядел Богочеловек. В связи с этим появлялись, — особенно в первые века нашей эры, — различные словесные портреты Спасителя. По большей части, портреты слагались иудеями, которые стремились опорочить Сына Божия, или, что еще печальней, христианами, не имевшими сколько-нибудь твердого представления о Божественном Учителе.

Ученые утверждают: в период II-1II в.в., в контексте полемики с язычниками, шли жаркие споры о внешности Мессии. И отголоски споров нашли свое отражение в произведении Оригена (185-253/4 гг.) «Против Цельса». В нем христианский философ цитирует оппонента: «Если бы дух Божий действительно поселился в нем (Иисусе), то он должен был бы отличаться от других красотою облика, великолепием тела, а также красноречием. Ибо невозможно поверить, что тот, в чьем теле было нечто божественное, ничем не отличался от других. Между тем люди рассказывают, будто Иисус был мизерного роста и с таким некрасивым лицом, что оно вызывало отвращение» (47).

Слова Цельса ясно говорят, каким виделся Христос языческому обществу. Тут отчетливо просматривается влияние иудейской пропаганды. И совсем неслучайно современник Оригена Септимий Флоренс (155-220 гг.), больше известный под именем Тертуллиана, свидетельствовал: «Иудеи — первые виновники дурных представлений, какие имеют о нашей религии язычники».

В раннехристианскую эпоху, когда новая религия подвергалась гонениям, вопрос о Христовом облике не был столь широко обсуждаем, как в последующие времена. Вероятно, по этой причине у христиан сложилось два типа представлений о Спасителе. Первый — сиро-палестинский, основанный на исторических сведениях об Иисусе (какие еще следовало проверить. — А.Ф.), и второй — греко-римский, возникший, конечно, позднее, но, несомненно, более совершенный и цельный, чем предыдущий тип. Считается: начало греко-римской традиции положил св. Иоанн Златоуст (344/345-407 гг.), однажды сказавший, что Христос был прекрасен (48).

Впрочем, есть факты, говорящие, что традиция заложилась намного раньше. Согласно историку Евсевию Памфилу (ок. 260-340 гг.), в Кесарии Филипповой находилась бронзовая статуя Спасителя. Воздвигла ее в I веке кровоточивая женщина (Мф.9,20-22; Мк.5,25-35; Лк.8,43-48). Эта была «фигура стоящего мужчины, — пишет Евсевий, — красиво окутанного плащом и протягивающего руку женщине» (49). Статуя была выполнена в греческом стиле (здесь не может быть сомнений: влияние греческого искусства на христианство было огромным, и свои позиции оно удерживало довольно-таки долго. Предание, к примеру, оставило свидетельство о том, что при патриархе Геннадии Константинопольском (V в.) один живописец осмелился дать Господу Иисусу Христу черты Юпитера, от чего у него отсохла рука. Наказание последовало, конечно, не за то, что автор пренебрег условным, общепринятым подобием и не за то, что взял за образец античное подобие (писали же Спасителя, в виде Орфея, Улисса !), а, вероятно, за то, что избрал именно тип Громовержца, и тем как бы провел параллель между языческим идолом и Сыном Божиим. Только после того, как вышло 100-е правило Пято-Шестого собора (1 сентября 692 г.), следы эллинистического искусства, сохранявшие грубо-чувственные языческие мотивы, стали исчезать. Текст правила следующий: «Очи твои право да зрят, и всяцем хранением блюди твое сердце (Притч. 4,25), завещает Премудрость: ибо телесные чувства удобно вносят свои впечатления в душу. Посему изображения на деках, или на ином чем представляемыя, обаяющия зрение, растлевающие ум и производящия воспламенения нечистых удовольствий, не позволяем отныне, каким бы то ни было способом, начертавати. Аще же кто сие творити дерзнет: да будет отлучен» (50)), поскольку создание ритуальных скульптур — исключительно языческий обычай, ведь «Древние привыкли, особо не задумываясь…чтить таким образом своих спасителей» (51). Таким образом, греко-римская традиция изображения Христа, по-видимому, является даже более древнейшей.

И все-таки: откуда мы имеем представление о Христе, как о белом Богочеловеке?

Известно, что образ Спасителя складывался по преданиям. Остались и источники, зафиксировавшие этот образ. Например, послание проконсула Публия Лентула к Тиверию, в котором есть описание внешних черт Сына Человеческого. В нем говорится: «…Он (Иисус) высокого роста, величественного вида, и на кого Он взглянет, то вдруг возбуждает к Себе почтение…Он отменно строен, волосы его русого цвета, гладки до ушей, а от оных до низу светел…лоб ровный и гладкий, лицо чистое…нос и рот расположены очень правильно; борода такого же цвета, как и волосы на голове…взгляд его кроток…глаза его небесного цвета» (52). К сожалению, приведенная характеристика, по мнению ученых, не может считаться надежной, так как впервые письмо «обнаружилось в XIV веке, на Западе, и можно думать, представляет собой подложный документ» (53).

Однако это не означает, что не существует образа, показывающего истинную внешность воплотившегося Сына Божия. Авторитетным принято считать свидетельство монаха Епифания (начало IX в.). Он пишет, что Христос был «весьма прекрасен видом, как говорит пророк: „красен добротою паче сынов человеческих“ (Пс.44,3), ростом же шести полных фут, русые имея волосы и не особенно густые…очи светлые и блестящие…с долгим носом, с русою бородою, имея длинные волосы, ибо никогда бритва не коснулась главы Его, ни рука человечья, кроме Матери Его в детском Его возрасте…» (54).

Конечно, Епифаний, стремившийся дать описание Иисуса Христа, привел не все признаки. Но по некоторым из них уже можно судить, к какой (возможно !!!) расе принадлежал Спаситель. Из физических особенностей, следует выделить, во-первых, русые волосы, причем не густые. По-видимому, речь ведется даже о тонких и мягких волосах, характерных для нордической расы (55) (тонкие, светлые волосы у Христа можно увидеть на многих иконах; у евреев волосы темно-каштановые или черные, мелкие, с курчавостью. — А.Ф.) . Во-вторых, светлые глаза, исполненные святящимся цветом, излучающие неземной свет (у евреев и еврейских полукровок глаза обычно темно-синие или матово-синие (56)). В-третьих, «долгий нос». Скорее всего, подразумевается узкий нос, «начинающийся с переносицы» (57) (у евреев нос выступающий, сходный по структуре с переднеаэиатской расой (58).

Краткий сравнительный анализ показывает, что Христос (по перечисленным признакам. — А.Ф.), вероятно (!), относится к нордической расе (в пользу этой версии говорит то, что нордическая кровь была привнесена на территорию Палестины, в частности в меггидонскую долину, аморитами и элитой хеттского племени (59)), но не к переднеазиатской и ориентальной (восточной) расам (немецкий теоретик Ганс Понтер, обозначивший расу, как «группу людей, всегда воспроизводящих себе подобных» (60), перечеркивает антинаучное понятие «семитской расы». Он (отчасти) причисляет евреев, как народ с семитском языком, к ориентальной расе (распространенной у бедуинов), которая первоначально говорила на семитских языках. Но у евреев ориентальная раса представлена слабо. Сильнее среди них преобладает переднеазиатская раса (61), в связи с чем в еврейской среде наблюдается серьезное смешение. — А.Ф.)

Убеждает в этом еще одно описание Спасителя — из послания Церкви императору-иконоборцу Феофилу (829-842 гг.). И мы вновь находим: образ Христа «благостный…со сдвинутыми бровями…с долгим носом, русыми волосами» (62). Т.е. встречаются те же самые черты, что и в письме монаха Епифания.

В добавление к сказанному, следует привести и словесную характеристику, оставленную церковным историком Никифором Каллистом (ок. 1350 г.). Он пишет: «Вот изображение Господа нашего Иисуса Христа, какое только можно представить в описании через письмо, всегда несовершенное: лицо Его замечательно было красотою и выразительностью. Ростом Он был по крайней мере 7 пальм (5 футов, 4 дюйма, 2 линии). Волосы Его походили на русые; они были не слишком густы…нос прямой, правильный, борода русая и довольно короткая, но волосы на голове носил Он длинные» (63).

Таким образом, православная традиция видела в белом человечестве, воспринятом Богом-Словом, совершенную красоту, без физических изъянов и отклонений, присущих человеку эпохи активного смешения. Эта Богочеловеческая красота запечатлена в иконах (именно иконы открыли путь к реалистичному изображению Христа, взамен тех древних символов, какие являлись пережитками «иудейской незрелости». 82-е правило Пято-Шестого собора повелевает отойти от библейских прообразов, в частности непорочного агнца, и требует заменять символы прямым, конкретным образом Иисуса Христа. В правиле сказано: «Почитая древние образы и сени, как знамения и предначертания истины, преданные Церкви, мы предпочитаем благодать и истину, приемля оную как исполнение закона. Сего ради, дабы и в изображениях очам всех представляемо было совершенное, повелеваем отныне на иконах, вместо ветхого агнца, представлять по человеческому виду Агнца, вземлющего грехи мира, Христа Бога нашего, дабы через уничижение усмотреть высоту Бога Слова и приводиться к воспоминанию жития Его во плоти, Его страдания и спасительной смерти» (64)), фресках и мозаиках, которые служат свидетельством того, как выглядел Господь Иисус Христос. Приведем лишь некоторые из них: Христос во славе (VII в., икона. Монастырь св. Екатерины, Синай); Деисус со святыми на полях (XI в., икона. Монастырь св. Екатерины, Синай); Преображение (конец XI в., мозаика. Церковь Дафнии, Греция); Христос Халкит (1192 г., фреска. Лагудера, Кипр); Христос Халкит (1285 г., мозаика. Фессалоники, Греция); Христос Пантократор (XIV в., византийская икона. Церковь св. Георгия, Венеция); Спас Елеазаровский (середина XIV в. Собор трех святителей Спасо-Елеазаровского монастыря под Псковом);

Спас в силах (начало XV в., преп. Андрей Рублев); Распятие (около 1500 г., Дионисий. Москва); Спас Вседержитель (первая треть XVI в.) и другие памятники христианского искусства.

Правда или ложь

Больше всего копий было сломано вокруг вопроса: является ли Спаситель евреем? Продолжаются оживленные дискуссии и сегодня. Конечно, тема эта очень непростая, требующая определенных знаний. Однако трудно бывает соглашаться с мнением материалистов-юдофилов, что Христос якобы принадлежал к племени, где присутствовали (и присутствуют) оттенки различных народностей и рас; к племени, которое дерзнуло совершить самое чудовищное преступление, какое только знала человеческая история. Мы не будем вдаваться в подробности многочисленных споров, а попробуем рассмотреть. известное утверждение «Иисус Христос — еврей». Проанализируем его с трех позиций: тринитарной, христологической и расовой.

а) тринитарная позиция:

Утверждение «Иисус Христос — еврей», идет в разрез с догматом о Пресвятой Троице. Если настаивать на еврейском происхождении Христа, то вскоре мы придем к мысли, что Сам Бог — еврей (так как предвечное Слово воплотилось «от Духа Свята и Марии Девы», т. е. без участия мужской особи. — А.Ф.). Здесь надо отметить: христианский Бог — это не безликий Абсолют светской философии, и не Бог иудеев, придерживающихся строгого монотеизма; Бог христиан — Троица! Его троичность состоит в том, что в Нем Три Лица (Ипостаси): Отец, Сын и Святой Дух. Все три — Отец, Сын и Святой Дух

— Бог! Но Они не три Бога, а Одно Божественное существо, единая Природа в трех Ипостасях (по словам свт. Василия Великого (329-379 гг.), «Троица по естеству нерассекаема и нераэделяема, так что и имена не разделяются. Посему, тогда как Бог один. Сын по Отчему естеству и но Отчему имени есть также Бог; и тогда как Сын един Господь, Отец также есть Господь, нарицаемый именем образа, как Его Первообраз и Родитель; а подобно и Дух есть Господень, имея сие наименование от Господа, Который сообщает Духа, и Господь по имени образа есть Дух, как и Бог по тому же имени именуется Духом. Поэтому, конечно, не должно делать ни трех Богов, ни трех Господней, ни трех Духов; напротив того, в общении имен надобно познавать единение Троицы» (65)). Три Лица отличаются Друг от Друга личными (испостасными) свойствами: у Отца — нерожденность, у Сына — рожденность, у Святого Духа — исхождение. Личные свойства устанавливают тройственную связь, которая, позволяя различать Отца, Сына и Святого Духа, учит соотносить каждое Лицо с двумя другими Лицами и никогда их мысленно не разделять(преп. Иоанн Дамаскин (ок.675-749 гг.) подчеркивает: «Отец и Сын, и Святой Дух суть во всем едино, кроме нерождаемости и рождения, и исхождения…Ибо мы знаем единого Бога; но не замечаем мыслию различие в одних только свойствах как отечества, так и сыновства и нахождения; как относительно причины, так и того, что ею произведено, и исполнения Ипостаси, то есть, образа бытия» (66)). Если допустить, что Господь Иисус Христос — еврей, то из этого последует, что Бог Отец и Бог Дух Святой тоже евреи, так как Три Ипостаси — Один Бог. Это настоящая ересь. б) христологическая позиция:

б) христологическая позиция:

Утверждение «Иисус Христос — еврей» противоречит догмату IV Вселенского собора (451 г.). В халкидонском оросе отмечалось:

«…все единогласно поучаем исповедывать единаго и тогожде Сына, Господа нашего Иисуса Христа, совершенна в Божестве и совершенна в человечестве; истинно Бога и истинно человека, тогожде из души и тела; единосущна Отцу по Божеству, и единосущна тогожде нам по человечеству; по всему нам подобна, кроме греха…единаго и тогожде Христа, Сына, Господа, единароднаго, во двух естествах неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно познаваемаго, никакоже различию двух естеств потребляему соединением, паче же сохраняему свойству кое-гождо естества, во едино лице и во едину ипостась совокупляемаго: не на два лица разсекаемаго или разделяемаго, но единаго и тогожде Сына, и единороднаго Бога Слова, Господа Иисуса Христа…» (67).

Иисус Христос есть истинный Бог и истинный человек, но Он — одно Божественное Лицо, существующее в двух природах — Божественной и человеческой (в послании к ересиарху Несторию свт. Кирилл Александрийский (ок. 370-444 гг.) пишет: «Слово, соединив с собою в единстве Лица тело, одушевленное разумною душою, неизреченно и непостижимо для ума нашего стало человеком, не переставая быть Богом» (68)).

Рожденный от Марии, — не человек, соединившийся с Богом, а единая нераздельная Личность, Бог и человек одновременно. Поэтому во Христе только одно «Я», это «Я» Второго Лица Пресвятой Троицы, Сына Божия. Именно Второе Лицо Пресвятой Троицы, Бог Слово, является субъектом, подлежащим всех действий и состояний Богочеловека. Во Христе — единый личностный субъект, тождественный Второму Лицу Пресвятой Троицы. Особой человеческой личности, особого человеческого субъекта во Христе нет. Национальное происхождение (в данном случае, еврейское) относится к самостоятельной человеческой личности (субъекту). Но у Христа нет самостоятельной человеческой личности, так как Его человечество вошло в единую Ипостась Бога Слова. Те же, кто утверждают — «Иисус Христос — еврей», не подозревают, что произнося это словосочетание, они вводят в единую Личность Христа второй ипостасный центр, человеческий, отличный от Ипостаси Бога Слова. Таким образом, упорные юдофилы впадают в ересь несторианства.

в) расовая позиция:

Утверждение «Иисус Христос — еврей» входит в противоречие и с расовой точкой зрения. Но прежде, чем вести о ней речь, сделаем небольшое пояснение. Нужно принять во внимание то обстоятельство, что Божественная Личность Иисуса Христа может быть отнесена к той или иной расе лишь условно, так как Христос — не просто человек, а Богочеловек; Он — Тот, Кто стоит выше рас, наций и племенных сообществ. Если мы и говорим о белом человечестве Христа, вошедшем в Ипостась Бога Слова, то говорим на основании тех немногих внешних признаков, оставленных нам в церковно-исторических источниках. И, как мы уже убедились, источники эти склоняются в сторону того, чтобы признать белое человечество Спасителя.

Теперь о самой позиции. Как ранее отмечалось, внешние черты Христа близки к нордическому фенотипу. Среди них выделяются:

«…белые кудри (ариософ Герман Вирт делает акцент не на особенностях волос, а на их гармоничном сочетании с другими физическими признаками, какие есть у носителя. — А.Ф.), белый цвет кожи, высокий лоб…высокая переносица и прямой тонкий нос..» (69). Очевидно, что перечисленные черты не могут быть приписаны лицу переднеазиатской или ориентальной расы (70), у которых иные физические данные (к примеру, представители переднеазиатской расы — процентов на семьдесят — «низкие, круглоголовые или короткоголовые (брахокефалы), с маленьким лбом», «с глазами (темно-синими или матово-синими (71)), чьи внешние уголки (от переносицы) выше уголков у переносицы, с выступающими надбровными дугами, черными прямыми или мелко-курчавыми волосами, с короткими ногами, расширенным или суженным тазом, со смазанным слабым подбородком и длинными руками» (72), с (сильно) выступающим носом (73)). Следовательно, Христос — не еврей, так как Он (вероятно) принадлежит к другой расе.

На расовое различие указывает еще один немаловажный признак — кровь. Евреи, по замечанию Ж. А. Гобино, периодически «смешивались со своими соседями: филистинцами, эдомитами, амаликитянами, аморейцами. Они ничем не отличались от исмаилитов и филистинцев» (74). Более того, евреи нередко попадали под сильнейшее влияние хамитской среды, исторически граничившей с разнорасовой народностью. Поэтому хамитская кровь тоже течет в их жилах. Причем, именно эта кровь (В (III) труппы), как ни странно, является превалирующей, независимо of места проживания евреев (75), — в чем нет ничего удивительного, ибо «кровь предков протекает сквозь череду поколений и объединяет их в цепь судьбы, ритма и времени»(76).

Физиологи, антропологи и биологи долго не имели возможности дать свою оценку Личности Богочеловека (к сожалению, и сегодня она толком не дана. — А.Ф.). Дело в том, что в XIX и XX в.в. в академических и университетских кругах преобладал материалистический подход, который не только затормозил развитие ученой мысли, устремленной к Богу, но и поставил под сомнение само существование Спасителя (достаточно открыть советский учебник по религиоведению, чтобы понять, какие взгляды имели (и имеют) место быть в исследовательском мире: «…христианство было основано богочеловеком Иисусом Христом, жившим будто бы на земле…» (77)). Ввиду этого, естественно, возникло мнение, что Христа и в помине не было, пока в 1898 году не появились негативы Секондо Пиа (78), фотографировавшего Туринскую Плащаницу. После фотографирования святой Плащаницы ею заинтересовались. В дальнейшем Она стала предметом тщательного научного изучения, благодаря чему есть результаты, приоткрывающие тайну человеческой природы Спасителя (но надо учесть один момент: с расовой позиции Туринская Плащаницы никогда не исследовалась! — А.Ф). Например, (приблизительный) анализ крови Христа, взятой с Туринской Плащаницы, выявил следы АВ (IV) группы. Это очень редкая группа крови: имеют ее всего «З процента населения» (79) планеты. Но любопытно — другое: АВ (IV). группа считается самой молодой — она появилась 1000 лет назад! Во всяком случае, в более древних захоронениях археологи не находили останков людей с такой кровью (80). А из этого следует: тысячелетний временной отрезок, разделяющий Христа и первого человека, обладавшего АВ (IV) группой крови, в очередной раз подтверждает Божественное происхождение Иисуса и Его принадлежность к иной расе. Да, АВ (IV) группа крови (приблизительная !) — не О (I) и не А (II) группы, доминировавшие у нордического населения Арктогеи (81). Однако факт того, что до Христа ни у кого не было крови АВ (IV) группы, позволяет говорить о Его а) Божественности, б) природно-расовой чистоте и в) Человеческой идеальности (включившей в себя полноту нордическо-физических особенностей. Настоящая загадка в том, как соединились эти особенности с АВ (IV) группой. — А.Ф.). И вести разговор о переднеазиатском фенотипе Спасителя не имеет смысла.

Расовое отличие встречается и на языковом уровне. Лингвисты пришли к выводу, что (скорее всего) родным языком Христа был не древний иврит, на котором написана еврейская Библия (82), и не сиро-халдейский, на который евреи постепенно перешли со времен вавилонского плена (83), а арамейский язык. Причем, не просто арамейский язык, а с особым диалектом, какой был в употреблении у жителей Галилеи, «северо-палестинской области, где, Иисус родился и вырос» (84).В Евангелиях есть упоминание о том, как называли Христа: «Иисус Галилеянин», «Иисус из Назарета» или «пророк из Назарета Галилейского» (Мк.1,9; Мф.21,11; 26, 71). В Иудеи, в южной Палестине, галилеян легко узнавали по говору (Мф.26,73; Мк. 14,70).

Галилейское происхождение Христа, вызывало у раввинов сомнение в Его мессианском достоинстве. Иудейские учители были уверены, что из полуязыческой Галилеи, где жило много греков-переселенцев (85), никак не может прийти Мессия. Первосвященники сравнивали галилеян с самарянами (Ин.8,48), отъявленными смутьянами и разбойниками. Кроме того, иудеи открыто заявляли:

«Сего же не знаем, откуда Он» (Ин.9,29). Для них Христос был самозванцем, а все его чудеса воспринимались как колдовство, дела Вельзевула (Мф. 12,24-27). «Чуждым, — подчеркивает Ганс  Ф. К. Гюнтер, …- осталось и Его учение». Словом, «все это указывает на расовые различия между галилеянами и иудеями» (86).

Таким образом, утверждение «Иисус Христос — еврей» по меньшей мере абсурдно и богохульно. Следует говорить: белый Богочеловек.

Сохранение расовой чистоты

Вопрос о сохранении расовой чистоты в христианстве имеет важное значение. Он всегда был связан с проблемой плотских грехов, какие существуют в индивидуальной и общественной жизни людей. В этих грехах Церковь видит серьезную опасность, так как они а) уродуют человеческую природу, б) искажают человеческое бытие и в) отлучают человека от Бога, от единения с Ним по благодати. Практически мы имеем дело с «ударом» по белой цивилизации, которая должна раствориться во грехе (расчеловечиться), а также — в однообразно-сером мире, окончательно забыв свою главную цель на земле — единство с Богом, «теозис», обожение. Само по себе это единство невозможно, если не соблюдать расовую и нравственную чистоту. Интересно, как можно достичь духовного совершенства, оставаясь гомосексуалистом, блудодеем или, хуже того, извращением? Поэтому Церковь осуждает плотские грехи — как грехи, оскверняющие человека и заражающие его кровь (СПИД, сифилис и др. венерические заболевания негативным образом влияют на расовый генофонд, разлагая в нем активное жизненно-духовное ядро. — А.Ф.).

Христианство высоко ценит телесную природу человека (в книге «Пастырь» Ермы (?-100 гг.) есть такие слова: «…плоть твою храни не скверною и чистою, чтобы дух, живущий в ней, был доволен ею и спаслась твоя плоть. Смотри также, никогда не приходи к мысли, что эта плоть погибнет, и не злоупотребляй ею в какой-либо похоти. Ибо если осквернишь плоть твою, то осквернишь и Духа Святого; если же осквернишь Духа Святого, не будешь жить» (87)). И не правы те, кто утверждает, что Церковь отрицательно смотрит на нее. Вспомним историю.

В античной философии ценность человека, его достоинство всегда связывалось с его душой и спасение человека всегда мыслилось как спасение только души. Тело же всегда рассматривалось как злое начало, враждебное по отношению к духу Отношение античного человека к.телу прекрасно выражено в известной поговорке эллинистического периода «тело — темница» (а если тело — темница, то с ним можно делать все, что заблагорассудится — к примеру, как эпикурейцы, предаваться разнообразным телесным удовольствиям, ведущим к атараксии (безмятежности). — А.Ф.). Примером такого отношения к телесности могут быть слова философа-стоика Сенеки:

«Я — высокое существо и рожден для большего, нежели быть рабом своего тела, на которое я смотрю лишь как на оковы, надетые на мою свободу. В таком отвратительном жилище обитает душа». Аналогичные высказывания можно найти у многих философов древности. Некоторые из них, например, Плотин признавались, что им стыдно от того, что они имеют тело.

Для христианства принятие такого взгляда на значение тела было невозможно в силу факта Боговоплощения. Хотя христианство всегда учило о преимуществе духовного, вечного, нетленного над вещественным, тленным и смертным, тем не менее утверждение этого иерархического принципа в христианстве никогда не выливалось в отождествление телесности с чем-то злым и человека недостойным.

Тело белого христианина тесно связано с Телом Господа Иисуса Христа. Христианин — член Тела Христова, и все белые христиане, взятые вместе, принадлежат к одной главе, или для всех них, как для одного Тела, одна глава — Христос. Тело, которое носим мы, носил Господь Иисус Христос: «Он ввел пречистое Свое Тело в общение с Божеством, или Своей Божественной природой» (88). И нам «должно хранить плоть, как храм Божий» (89). «Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог: ибо храм Божий свят; а этот храм — вы»(1 Кор.3,17).

На протяжении многих веков Церковь неустанно обличала тех, кто нарушал каноны чистоты и святости. Более того, пастыри подчас шли на радикальные меры, чтобы защитить христиан от распутства, приводившего, как правило, к расовому смешению. Были установлены жесткие правила как холостой, так и супружеской жизни. Нарушители подвергались самым суровым наказаниям. Скажем, за блуд человек получал епитимью на 7 лет (90), за прелюбодеяние — на 15 лет (91) (эти люди считались совсем отлученными от Церкви, пока не прекращали своей позорной связи (92)), за растление малолетних — 12 лет, за кровосмешение — 11 лет (93), за гомосексуализм — 15 лет (94) (в древности таких людей побивали камнями (95)), за женонеистовство — 15 лет (96), за скотоложство — 15 лет (97), за создание и содержание притонов, публичных домов, согласно 86-му правилу VI Вселенского собора (680 г.), было определено отлучать от Церкви (98). Нередко за эти грехи, которые можно квалифицировать, как преступления против расы и крови, виновных подвергали смертной казни. Иногда сами христиане расправлялись с греховодниками, не желая, чтобы «moechias et fomicationes» (разврат и блуд) оставались безнаказанными.

Не менее строгих правил придерживалась Церковь в отношении брака. Категорически запрещалось вступать в брак с лицами, исповедующими другую религию (каноническая и обрядовая традиция Церкви предписывала: запрещать брак между православными и неправославными и расторгать такие браки, если они регистрировались гражданской властью. Основанием для этих действий служили 10-е и 31-е правила Лаодикийского собора (конец IV в.), 21-е правило Карфагенского собора (419 г.), 14-е правило IV Вселенского собора (451 г.) и 72-е правило VI Вселенского собора (680 г.) (99)). Те. с иудеями, мусульманами, идолопоклонниками, африканскими язычниками — браки не заключались! К числу условий, необходимых для вступления в брак, относились: а) законный возраст — не ранее 18 лет и не более 60 лет (100), б) физическая и психическая способность к супружеству (101), в) отсутствие близких родственных отношений (102), г) свободное согласие со стороны жениха и невесты (103), д) согласие со стороны родителей (104), е) отсутствие противных брачному союзу отношений к другим лицам (105), ж) единое вероисповедание (106). При соблюдении условий, проникновение в Церковь вырожденцев, расово неполноценных элементов было почти исключено.

В Византии брак считался недействительным без церковного благословения. В 89-й Новелле императора Льва VI (886-912 гг.) указывалось: «Мы…повелеваем, чтобы браки утверждались священным благословением и, если супруги с пренебрежением будут относиться к этому, их сожительство во всякое время не будет считаться браком и они не будут пользоваться законным правом брака» (107). Благословение давалось только после того, как лица, вступающие в брак, Подтверждали свои намерения (желание воспитывать детей в вере и святости (1 Тим.2,15)) в присутствии христианской общины, которая имела право голоса (община, например, могла выразить публичный отказ, и тогда брак становился невозможным. — А.Ф.).

Христианский брак не мыслился без таинства Евхаристии. По сути, именно Евхаристия придавала браку настоящее содержание. Полемист Тертуллиан (II в.) пишет, что брак «скрепленный Церковью, подтвержденный жертвоприношением (Евхаристией), запечатлялся благословением и вписывался на небесах Ангелами» (108). Церковь никогда не шла на компромисс, если дело касалось Евхаристии — Таинства Крови и Плоти Христовой: православный и неправславный не могут участвовать в Таинстве, посредством которого благословляется брак.

К сожалению, сегодня в обществе, где поощряются смешанные браки, очень сложно возродить дух былых традиций. Однако это не значит, что нужно склонить головы и сидеть сложа руки. Людям, вступающим в преступную связь с представителями переднеазиатской или ориентальной расы, надо настойчиво советовать эту связь порвать. Тех, кто еще не нарушил своей чистоты, но стоят, благодаря дурному сообществу и опасным влияниям на пути к этому, надо тоже решительно отвести от пагубного и заразительного внушения. Не надо бояться кого-то «обидеть» или же оказаться в глазах знакомых «несовременным». На карте — жизнь белого человека, и за нее надо бороться. Но самое главное, никогда не следует забывать, что «между расами лежит Природой очерченное физическое и духовное пространство, которое нельзя нарушать Пусть эта нейтральная полоса на границе рас станет священной полосой и каждый переступивший ее будет преступником, пошедшим против воли Бога» (109).

Альфред фон Фогельвейде (из книги Расовые принципы в Христианстве)

Литература

1. Св. Григорий Нисский. Об устроении человека. С-пб., 2000, с.23.

2. В.Н. Лосский. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. М., 1991, с.244-245.

3. Ж. А. Гобино. Опыт о неравенстве человеческих рас. М., 2001, с. 115.

4. И. Флавий. Иудейские древности. Т. 1. Р. на — Дону., 2000, с.13.

5. И. Флавий., с. 14.

6. И. Флавий., с.13.

7. Толковая Библия. Т. 1. Стокгольм., 1987, с.44-50.

8. И. Флавий., с. 15.

9. Св. Кирилл Александрийский. Творения. Т. IX. М., 2001, с.ЗЗ.

10. Прот. Н. Соколов. Ветхий Завет. М., 1998, с.41.

11. Восточные отцы и учители Церкви IV века. Антология. Т. III. М., 1999, с.317.

12. Ж. А. Гобино., с.215.

13. Ж. А. Гобино.,с.216.

14. Св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение Православной веры. М., 1998, с.338.

15. Св. Иоанн Златоуст. Беседы на книгу Бытия. Т. IV. С-пб., 1898, с.214.

16. Завет Божий. С-пб., 1991, с.71.

17. Л. Вулли. Ур халдеев. М., 1961.С.35-36.

18. Толкования святых отцов на мессианские места Библии. М., 2000, с. 10.

19. Толкования святых отцов., с. 10.

20. Большой энциклопедический словарь. Мифология. М., 1998, с.45.

21. М. И. Богословский. Священная история Ветхого Завета. М.’, 1898, с.10.

22. И. Флавий., с.20.

23. И. Флавий., с.20.

24. И. Флавий., с.20.

25. И. Флавий., с.20.

26. Ж. А. Гобино., с.211.

27. Ж. А. Гобино., с.211.

28. И. Флавий., с.20.

29. А. П. Лопухин. Библейская история Ветхого Завета. Монреаль., 1986, с.ЗО.

30. Преп. Максим Исповедник. Творения. Т. II. М., 1993, с.83.

31. И. Флавий.,с.21.

32. Еп. Виссарион (Нечаев). Толкование на’паремии из книги Бытия. С-пб., 1998,c.l51.

33. Атеней. № 2. Поль Брока. Человечество: один вид или несколько. М., 2001, с.32.

34. Ж. А.Гобино.,с.194.

35. Блж. Августин. Об истинной религии. Теологический трактат. Е. Н. Трубецкой. Миросозерцание Блаженного Августина. Минск., 1999, с. 1533-1534.

36. Н. Троицкий. Триединство Божества. М., 1997., с.6.

37. А. В. Карташев. Вселенские Соборы. С-пб., 2002, с.282.

38. Св. Григорий Чудотворец и св. Мефодий Патарский, Творения. Т. IV. М., 1996, с. 144.

39. Прот. Г. Флоровский. Восточные отцы IV-VI11 веков. Свято-Троицкая Сергиева Лавра., 1999, с. 196.

40. Св. Ириней Лионский. Творения. Т. II. М., 1996, гл. XVIII, I.

41. Св. Григорий Нисский., с.88.

42. Ж. А.Гобино,с.115.

43. Писания мужей апостольских. Киев., 2001, с.85.

44. Ганс Ф. К. Понтер. Избранные работы по расологии. М., 2002, с.256.

45. Св. Григорий Чудотворец., с. 166.

46. С. Л. Епифанович. Преподобный Максим Исповедник и Византийское богословие. М., 1996, с.87.

47. 3. Косидовский. Сказания евангелистов. М., 1977, с. 143.

48. 3. Косидовский., с. 145-146.

49. Евсевий Памфил. Церковная история. М., 2001, с.325.

50. Л. А. Успенский. Богословие иконы в Православной Церкви. М., 1997, с. 100.

51. Евсевий Памфил., с.325

52. Русский порядок. № 1 (46)., 1998, с.5.

53. И. А. Припачкин. Иконография Господа Иисуса Христа. М., 2001, с.4.

54. Н. Кондаков. Лицевой иконописный подлинник. Иконография Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. С-пб., 1905, с.2.

55. Ганс ФХ Понтер., с. 125, с. 134.

56. Ганс Ф. К. Понтер., с.135.

57. Ганс Ф. К. Понтер., с.131, с.137.

58. Ганс Ф. К. Понтер., с. 84, с.140-141.

59. Ганс Ф. К. Понтер., с.256.

60. Ганс Ф. К. Понтер., с.117.

61. Ганс Ф. К. Понтер., с.84, с.102.

62. Ю.Г. Бобров. Основы иконографии древнерусской живописи. С-пб., 1995, с. 193.

63. О церковной живописи. С-пб., 1998, с. 176.

64. Л.А. Успенский., с.93.

65. Св. Василий Великий. Творения. Т. III. М«1993, с.206.

66. Св. Иоанн Дамаскин., с.25.

67. Догматы Православной Церкви. Учение двенадцати апостолов. Правила святых апостолов. М., 2000, с.5.

68. Кирилл Александрийский и Несторий, ересиарх V века. М., 1997, с.45.

69. Герман Вирт. Гиперборейская теория, под ред. А. Дугина. М., 1993, с. 14.

70. Ганс Ф. К. Понтер., с.140-141.

71. Ганс Ф. К. Понтер., с.135.

72. Герман Вирт., с. 14.

73. Ганс Ф. К. Понтер., с. 140.

74. Ж. А. Гобино., с.255.

75. Питер Адамо и Кэтрин Уитни. 4 группы крови — 4 пути к здоровью. М., 2001.С.207-208.

76. Освальд Шпенглер. Закат Европы. Минск., 2000, с.679.

77. С. А. Токарев. Религия в истории народов мира. М., 1976, с.471.

78. Туринская Плащаница на заре новой эры. М., 2001, с.114.

79. Эвелин Пирс. Анатомия и физиология. Минск., 2000, с. 164.

80. Питер Адамо и Кэтрин Уитни., с.147-148.

81. Герман Вирт., с. 14.

82. Иисус Христос в документах истории. М., 2001, с.494.

83. Иисус Христос., с.494.

84. Иисус Христос., с.495.

85. Иисус Христос., с.495.

86. Ганс Ф. К. Понтер., с.256.

87. Писания мужей апостольских., с.210.

88. Нравственное богословие для мирян. М., 2000, с.591.

89. Писания мужей апостольских., с. 124.

90. Нравственное богословие., с.588.

91. Нравственное богословие., с.588.

92. Нравственное богословие., с.588.

93. Нравственное богословие., с.597.

94. Нравственное богословие., с.601.

95. Архим. Киприан (Керн). Православное пастырское служение. С-пб., 2000, с.323.

96. Нравственное богословие., с.602.

97. Нравственное богословие., с.604.

98. Нравственное богословие., с.618.

99. Прот. Иоанн Мейендорф. Брак в Православии. Клин., 2000, с.33-34.

100. Настольная книга священно-церковнослужителя. Т. II. М., 1913, с. 1166.

101. Настольная книга., с. 1166.

102. Настольная книга., с.1166.

103. Настольная книга., с.1166.

104. Настольная книга., с.1166.

105. Настольная книга., с.1166.

106. Настольная книга., с.1166.

107. Прот. Иоанн Мейендорф., с.92.

108. Прот. Иоанн Мейендорф., с. 17.

109. Расовый смысл русской идеи. Выпуск № 1.М,, 1999, с.339.

Языки

Рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку!