Vojnik.org — Национальное Возрождение России
Vojnik.org — Национальное Возрождение России


Хук Справа

Пиано-бар

Русская Демография

Русский Образ

R-RADIO.ORG - Правое радио

Русский Донбасс

[нет]

Не заблуждайтесь: это тот самый ислам

Интервью Евгения Никифорова со священником Петром (Ивановым), клириком Новодевичьего монастыря (опубликовано в газете «Радонеж»).

Е. Никифоров: Тема терактов в Нью-Йорке беспокоит нас уже в течение трех недель. Мы хотим осмыслить то, что произошло. Осмыслить ту чудовищную трагедию, которая, как многие считают, перевернула весь мир. По крайней мере, заставила задуматься о его устоях — о силах, которые в нем действуют, управляют им. В частности, теракты, совершенные в Америке, заставляют задуматься и о месте ислама в современном мире. Отец Петр, я, как обычный средний человек нахожусь в некоторой растерянности. С одной стороны, сегодня много говорится о том, что ислам — это религия мира. И даже президент Буш в своем выступлении сказал, что ислам — это религия мира, а исламские террористы — это нечто совершенно другое, к исламу не относящееся. Но вместе с тем возникает некоторое противоречие. Да, действительно, ислам многообразен. Есть так называемый традиционный ислам, есть фундаменталистский, существуют шиитское и сунитское направления ислама, а в них множество разных толков. Но почему-то с мусульманскими странами постоянно оказываются связаны сообщения о взрывах, поджогах, террористических актах. Над христианами там издеваются, мучают их, расправляются с ними самым бесчеловечным, чудовищным образом — отрезают головы за одно только слово проповеди Евангелия. Например, недавно сообщили о казни христианина в Йемене, а большинство СМИ просто промолчали об этом чудовищном акте! Что же все-таки происходит? В чем причина этой жестокости, бесчеловечности?

О. Петр: Я думаю, для того, чтобы дать объективную оценку современному исламу, нужно прежде всего познакомиться с историей этой религии. Многие из тех, кто рассуждает о миролюбии ислама, обычно просто пользуются некоторыми штампами и, кроме того, соображениями политического утилитаризма. В подобных случаях как правило следуют заявления примерно такого типа: мы против террористов, но при этом должны сохранять добрые отношения с Саудовской Аравией (которая их финансирует!), с Ираном (который их поддерживает!), с Ливией (которая за них стоит горой!) и т.д. Иначе говоря, нам предлагают разделять мусульман на добрых и злых. В основе этой позиции лежит мнение, что по сути своей мусульманство есть вполне совершенное вероучение, от которого просто некоторые, по заблуждению, уклонились. Думаю, что такой взгляд в корне ошибочен, особенно, если мы будем смотреть на эту проблему с православной точки зрения. Все-таки мы с вами твердо верим, что Истина — единственна. Мы же не американские либеральные плюралисты. которые готовы и сатанистов благодарить «за вклад в развитие родины». Поэтому должно открытыми глазами смотреть на то, что такое есть ислам. А ислам есть вероучение, которое возникло на основе странного декокта из отрывков Священного Писания Ветхого и Нового Заветов, которые стали известны Магомету в преломлении тех рассказчиков, которые случайно с караванами забредали в ту пустынную глубинку, где он обитал. Плюс к этому надо добавить какие-то элементы еретического — монофизитского или несторианского — фольклора, некоторые иудейские, даже талмудические, сказания. И все это смешалось с первобытными арабскими, часто весьма жестокими, верованиями и взглядами на жизнь. Так образовалась вера в Бога, который полностью определяют судьбы мира, который жесток, который не внемлет молитве. Человек, обращающийся к такому Богу с молитвой, не может изменить свою судьбу. Он должен просто покорно исполнять законнические установления и волю Всевышнего. В исламе нет и речи о свободе воли.

— Но мусульмане иногда говорят об Аллахе милосердном?

— Да, Аллах — милосерден. Кого захочет — милует, а кого пожелает — погубит. Так что христианское представление о Всеблагом Боге в исламе полностью разрушается. Можем мы себе представить Бога-Троицу, Который лукавит с целью отправить нас на погибель? В то время как христианский Бог жаждет каждого привести ко спасению, в исламе Аллах играет с людьми! И играет достаточно жестоко, в том числе, и при помощи духов зла, потому что джинны, как считают мусульмане, находятся в услужении у Аллаха. Другое дело, что ислам признает и существование сатаны (силы зла), но некоторые течения ислама даже и сатане сочувствуют, говоря, что «сатану Аллах обманул, поэтому сатана сбился с пути». Видите, какая странная игра понятий!

Если мы знакомимся с ранней историей этой религии, то нужно обратить внимание на то, что ислам от начала насаждался кровью, жесточайшими расправами, борьбою со всяким инакомыслием. Из хадисов (это мусульманское предание) известно, как Магомет расправлялся с поэтами. Вероятно, тогда было обилие поэтов: известна древняя арабская традиция сочинения стихов. Так вот, поэты сочиняли множество произведений, в которых издевались над верой Магомета, находя ее смешной, неуместной, противоречивой и т.д. Но как только набрала силу община, объединенная вокруг пророка, диссиденты были преданы самой жестокой смерти.

И в дальнейшем происходило то же самое. Например, некоторое время у мусульман были более или менее дружественные отношения с иудеями и христианами, что было связано с общими истоками веры и надеждами Магомета получить «международно признанный статус пророка». Он рассчитывал, что и иудеи, и христиане примут его как провозвестника Божественной истины. Но как можно его принять, когда вероучение Магомета содержит анекдотические абсурды, вроде того, что Аман оказывается чиновником фараона и занимается по его поручению строительством Вавилонской башни. Пресвятая Богородица Дева Мария оказывается в исламе дочерью Аарона, брата Моисеева. Это примеры из Корана, которые лежат на поверхности, а их можно набрать несколько десятков.

Такие недоразумения вызывали насмешки, а в ответ воспоследовала жестокая отповедь Магомета о том, что правоверные мусульмане с этими «людьми Писания» (сначала они так называли и христиан, и иудеев) отношения разрывают и меняют направление молитвы. Ведь сначала мусульмане молились на Иерусалим, но после того, как пророческие искательства Магомета были отвергнуты, то кибла (так называется направление молитвы) изменилось в направлении Каабы. В 9 главе (суре) Корана читаем: «Сражайтесь с теми из людей Писания святого, кто в Господа и в судный день не верит (т.е. в ислам — свящ. П.И.), и не считает запрещенным то, что не дозволено Аллахом и его пророком, не признавая истины религии Аллаха, — до тех пор, пока они вам дань платить не станут, своею собственной рукой, в смирении покорном». Вот и весь сказ.

— Мы, христиане, говорим о десяти заповедях Моисеевых, о Христовых заповедях блаженства. Но в исламе ничего подобного нет. Кажется, что все исповедание веры мусульман заключается в тезисе о том, что Магомет — великий пророк. К чему в духовном плане, к какому идеалу стремится ислам? Ставит ли он вообще цель как-то преобразить душу человека?

— Надо сказать, что эта проблема на протяжении веков занимала и самих мусульман. Это способствовало возникновению разного рода расколов в мусульманской среде, потому что, действительно, если мы говорим о пяти столпах ислама, то это прежде всего установления, которые касаются ритуальной стороны дела. Как молиться, как поститься, когда отправляться в паломничество. Они предписывают вовремя платить религиозный налог, который вообще-то весьма отличается от благотворительности. Конечно, в исламе есть некоторые нормы юридического порядка, регламентирующие поведение мусульман. Например, они утверждают, что нехорошо убивать своих единоверцев-мусульман и, наоборот, нужно все силы положить на то, чтобы спасти хотя бы одну мусульманскую душу. Но при этом, если речь идет о неверных, убивать разрешается совершенно спокойно. Те жестокости, которые мы находим в различных мусульманских текстах, поражают сильным элементом коварства и жестокой бесчестности.

Вспомните, например, страдания Давида в Библии: «Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей…». Никаких подобных терзаний у Магомета быть не могло: вырезали целое еврейское племя полностью, никого в живых не осталось, только одну женщину-иудейку он взял себе в жены. При этом в отличие от сознающего свой грех Давида у Магомета нет и намека на раскаяние! Наоборот, посылая приближенных убивать своих противников, Магомет говорит: «Делайте, что хотите! Обманывайте! Это можно!» Современный мусульманин, который читает такого рода тексты и который чувствует себя провозвестником мусульманского исповедания в мире, тоже, разумеется, не стесняется никакими нравственными ограничениями. Он будет честен у себя в общине, а когда он выходит за ее пределы, на широкие горизонты — ему нечего беспокоиться. Тем более ничто не смущает мусульманина, если тот занимается террористической деятельностью.

Что касается разделений среди мусульман. В этой религии силен принудительно-исполнительный аспект, опутанный разного рода схоластическими рассуждениями и правилами. В общем, это своего рода «мусульманский талмудизм», как ни дико это звучит. С течением времени это породило невероятный внутренний протест в исламской среде. И в результате возникает суфизм. Ведь и у евреев сходным образом возникает движение хасидов: люди не могут вынести давления мертвой буквы талмудического закона, которая не позволяет человеку верить в Бога, имея личные с Ним отношения и говоря с Богом на «Ты».

Не обладая духовным сокровищем, душа человеческая не может от этого не страдать! И вот в исламе происходит прорыв: возникают новые течения. В мусульманстве появляются суфии, которые провозглашают самым главным личную любовь к Богу. Они уже рассматривают веру как любовь между человеком и Аллахом. К сожалению, без должного духовного основания это привело их к таким отклонениям, как самообожествление, к различным чувственным искушениям и т.д.

— Известно, что, суфизм претерпел большое искушение и каббалистическими идеями…

— В суфизме очень сильно именно стремление к всемогуществу, стремление приобрести возможность повелевать миром и преобразовывать мир, тем самым уподобляясь Творцу. Это объединяет некоторым образом каббалистов и суфиев. Более того, я думаю, что между ними есть очень сильная взаимная связь. Последовательность, скорее всего, была такая, что на суфиев первоначально воздействовали каббалисты. Потом, в свою очередь, суфии, в некоторой степени способствовали формированию хасидизма. Так одно заблуждение влияет на другое.

Сегодня суфизм невероятно развит в современном мусульманском мире. По мнению некоторых арабистов, лидеры почти всех арабских государств являются суфиями. Интересно, что суфизм был сильно развит и на территории Чечни. Легендарный Шамиль и многие другие кавказские лидеры тоже были суфиями. Так что, для России это крайне актуальная тема.

— Всякая религия имеет свое учение о спасении, но, естественно, спасение при этом понимается по-разному. Что в таком случае представляет собой спасение по-мусульмански?

— Я отвечу рассказом, который мне удалось услышать в Святой Земле несколько лет тому назад, после одного из террористических актов. Израильским властям удалось арестовать несколько молодых людей, которые собирались совершить следующий взрыв и погибнуть. Это были подростки, не достигшие совершеннолетия. Их спросили, почему они решились на это: убить себя и стать причиной гибели других людей? Ответ был такой: нам обещали, что мы попадем в рай, где на нашем банковском счету будет несколько миллиардов долларов, и мы будем иметь возможность заниматься любовью со звездами Голливуда…

— Быть может, это лишь карикатурное преувеличение людей низкой культуры?

— Тем не менее, мусульманские тексты описывает райские блаженства именно как всемерное изобилие материальных благ. Интересно, кстати сказать, что речь в них идет лишь об участи мужчин в раю. Женщинам, повидимому, и там уготована подсобная, усладительная роль. Больше ничего на сей счет не удается обнаружить…

— Что же, получается, весь этот чудовищный джихад, эти теракты — все это ради того, чтобы в загробной жизни получить некоторые чувственные блага?

— Все западное общество шокировано кадрами кинохроники, на которых мать одного из террористов-самоубийц ликует, узнав о гибели сына. Подруги посещают ее и поздравляют с тем, что ее сын взорвался, потому что онстал теперь свидетелем мусульманской веры и находится в раю.

— Но это предполагает, что в этих людях с самого начала воспитывается бесконечная ненависть. Я недавно видел телепередачу, в которой показали четырехлетнего исламского мальчика, который говорил, что он будет убивать, будет делать страшные жестокости неверным. И ведущая почему-то явно рассчитывала, что эти чудовищные слова в устах дитятивы зовут у зрителей сострадание. В то время как возникала лишь одна мысль: что же это за семья, что там творится и говорится, если ребенок четырех-пяти лет уже преисполнен фантастической ненависти, которую в нем предположить очень трудно.

— Я думаю, что все то, о чем мы говорим, связано с воспитываемым с детства отношением к жизни как к чему-то, не имеющему ценности. Христианское отношение к жизни есть благоговение перед даром жизни, полученным от Бога, которым человек не имеет права самостоятельно распорядиться. Здесь же отношение к жизни как к чему-то временному и мучительному, чего незачем и жалеть, как к бросовому товару. Жизнь, хоть свою, хоть чужую, можно легко прекратить ради высших (как им кажется) целей.

— Может быть, все-таки подобные убеждения принадлежат каким-то «неправильным» мусульманам? Нам ведь постоянно говорят, что есть другие, традиционные мусульмане, которые не разделяют таких взглядов…

— Мое впечатление таково, что в исламской среде есть некоторый «двойной стандарт». Одно дело, когда мусульмане существуют в исламском государстве. Если это настоящее мусульманское государство, то это религиозное государство, где господствуют законы шариата. И это одно дело. Совсем другое дело, когда мусульмане живут в многонациональном государстве, или в государстве, где господствует другая религия. Они вынуждены считаться с тем, что их окружает и вести себя более сдержанно и аккуратно.

Откроем исламскую апологетическую книгу (она была издана в Англии, потом переиздана в России). Автор — женщина-мусульманка. Она пишет о том, что если европейский турист окажется в мусульманском государстве, то ему следует проявить осторожность и своим поведением не показывать, что он — не мусульманин, иначе ему может быть плохо. Представьте себе, что кто-то из иностранцев оказывается в России в Великий пост и ему говорят: «Вы знаете, если вы зайдете в ресторан и спросите котлету по-киевски, вам вообще-то могут всадить вилку в бок». Нереально? А там — само собой разумеется!

— Удивительно, мы проецируем наши внутренние устои, наше понимание Бога, нашу терпимость, наше понимание спасения и любви — на весь окружающий мир. Оказывается же, что в других культурах за этими словами стоят совершенно другие понятия. В частности, очевидно, что в исламе совершенно отсутствует традиционное для христианской культуры понимание веротерпимости. Если, не дай Бог, они завоюют мир и создадут гигантскую мусульманскую державу, тот халифат, карты которого они уже печатают и который занимает полмира, что тогда грозит христианам?

— Я думаю, что христианам там особенно рассчитывать не на что. Если мы обратимся к древнейшей истории Арабского халифата, то увидим, что тогда христиане могли себя чувствовать в этом государстве относительно безболезненно. Но надо учитывать, что Арабский халифат — это было арабское государство, находившееся на волне культурного подъема. Именно тогда были созданы сокровища арабской культуры и искусства. Поднимающаяся нация нуждалась в помощи христиан. Мы видим и высокопоставленных придворных, и ученых, которые служили при дворе халифов, оставаясь при этом христианами. Не будем далеко ходить, вспомним преподобного Иоанна Дамаскина, который в VIII веке был очень высокопоставленным чиновником у арабов. Потом все меняется, и начинается жестокая дискриминация христиан в мусульманских странах, которая часто выливается в кровавые гонения — вплоть до настоящего геноцида. В настоящее время вряд ли можно предположить возвращение к былой веротерпимости первых халифов. В лучшем случае в современном исламском государстве с нас будут брать налог на веру, как это уже случалось. Молюсь, чтобы Господь этого не попустил, но может произойти и такое.

Замечу, что некоторые христиане, не стойкие в вере, готовы были принять ислам для того, чтобы налог не платить. Но мусульманские власти быстро сообразили, что это невыгодно для казны. «Вы уж пребывайте в своем заблуждении, но платите деньги!» — такова была позиция многих исламских государств в недавнем прошлом. Когда мы говорим о религиозном фундаментализме, не надо забывать, что в этой среде помимо талибов, выходцев из афганских низов, готовых с таким звериным рвением добиваться своих ужасающих целей, существуют и люди, совершенно чуждые религиозного мироощущения. Они просто цинично манипулируют фундаменталистским движением в своих корыстных целях, часто далеких от идеалов ислама, а просто соответствующих чьим-то личным или групповым устремлениям.

— Не могли бы вы более подробно рассказать о шариате. Ведь шариат — это и закон, и учение о том, как следует мусульманину достойно вести себя в этой жизни.

— Да, шариат — это религиозное исламское законодательство, которое регулирует все стороны жизни мусульманина и которое на самом деле очень жестоко. Есть, скажем, такие общеизвестные примеры: за кражу полагается отрубать руку преступнику, за супружескую измену полагается побивать камнями до смерти. Опять же, если вернуться к той апологетической книжице исламской барышни, которую мы уже упоминали, то там говорится, что это прекрасные правила. Просто не сразу надо рубить руку человеку, когда он в первый раз украл: ну, пусть украдет один-два-три раза… И когда станет ясно, что он заядлый вор, тогда уж и рубить! И если супружеская измена совершена откровенно, нагло, тогда можно подвергать человека побиению камнями. Вообще важно помнить, что шариат — это не только уголовное законодательство. В нем можно найти и правила соблюдения ритуальной чистоты, и нормы семейного права, и правила приготовления пищи и многое другое.

— Интересно, что Мовлади Удугов, когда ему указывали на эти жестокости, говорил: а как же с нашим народом-то еще справиться?

— Безусловно, мусульмане считают, что иным способом с человеческой натурой справиться нельзя. Христианина в исламе поражает пренебрежение к человеческой личности. Например, каковы правила развода: мусульманину достаточно просто сказать своей жене, что он не желает ее видеть — и развод состоялся.

Мы помним, что происходило в Чечне. Введение шариата превратилось там в итоге в полное беззаконие. По законам шариата существуют и Саудовская Аравия, и целый ряд других мусульманских стран. Мы знаем, что некоторые европейцы, которые тайком проникали в Мекку во время хаджа (мусульманского паломничества), были убиты, потому что они не имели права туда приехать. Согласитесь, что это страшно! Христианское сознание просто не может этого принять. Ведь хадж — это время мусульманского года, которое является духовной вершиной их религиозной жизни. Представьте себе, что на Святую Пасху православная толпа побивает камнями иудея или мусульманина, которые оказались в христианском храме! Этого просто невозможно себе представить, потому что Пасха — это мгновения такой духовной радости, во время которых православный человек хочет обнять весь мир от счастья. И не только убить, но даже взглядом оскорбить не может христианин никого в таком состоянии. Вот вам два полюса, которые не соединятся никогда.

— В западных странах сейчас существуют очень большие мусульманские общины — во Франции, в Великобритании, громадная турецкая община в Германии… Долгое время эти страны благодушествовали, принимая громадные потоки беженцев и эмигрантов, предоставляя им всевозможные права, ссылаясь на права человека, демократические свободы, свободу слова и т.д. Как сейчас, по Вашему, европейские страны оценивают наличие у себя огромных мусульманских общин? И как сами мусульмане начинают вести себя в этих странах, учитывая, что теперь они составляют солидный процент от населения западных государств? Например, про Париж уже говорят, что — это «город, в котором раньше жили французы».

— Да, во Франции одно время никак не могли решить, нужно ли детей обучать Священному Писанию в средней школе. А когда пришли к выводу, что делать это необходимо, то поняли — что в школе уже пора изучать не Библию, а Коран — так велико число мусульман-эмигрантов в современной Франции. Для нас, христиан, все это реалии крайне печальные. Если мы слабы в вере, если мы живем недостойно, то чего же нам ожидать? Это касается и демографического вопроса. У исламских народов в отличие от европейцев нет проблемы с приростом населения. А что происходит у нас? Мне недавно рассказали о результатах демографического исследования на тему: что нужно сделать, чтобы Россия стала православной страной? При том, что у нас 80 % крещеных, реально воцерковленных людей — всего лишь 5 %. Так вот, чтобы к третьей четверти XXI века что-то в этом отношении улучшилось, нужно чтобы в каждой семье из этих пяти процентов было по семь детей.

Что касается собственно мусульманского населения, я думаю, что они с каждыми днем все более чувствуют свою силу. Их становится больше, они становятся экономически и политически все более и более укорененными на тех территориях, где они проживают. Они чувствуют за собой мощь тех мусульманских государств, которые их поддерживают. Поэтому, конечно, это такая сила, которая считает, что за ними — будущее, и они еще будут этими странами распоряжаться. Ведь, посмотрите, люди, которые участвовали в террористических актах в Америке, долгое время жили в США, были вполне законопослушными, обучались в летных школах. Что, вы думаете, спецслужбы не контролировали их поведения? Нет, за ними наблюдали, но ничего при этом не обнаружили. Так и с мусульманскими диаспорами в западных странах — все мирно, на поверхности, а внутри может быть страшно.

— Меня очень удивляет и волнует, что мусульмане, которые находятся в европейских странах, абсолютно неадаптируемы. Например, те, что находятся в Париже, в городе великолепной культуры. Они слушают только свою музыку, ходят только в свои харчевни, одеваются только по-арабски. И никаким образом не воспринимают европейскую цивилизацию, в отличие, например от русской эмиграции, которая обогатила французскую культуру и органично влилась в нее.

— Причина такого иммунитета мусульман к европейской культуре (которая безусловно имеет христианскую основу) именно в мусульманской религиозности. Потому что все духовные и культурные сокровища Европы, — это все, с точки зрения ислама, язычество и мерзость многобожия. Буддийские статуи, которые были разрушены в Афганистане талибами — характерный пример. Если бы это были христианские изображения, можно не сомневаться, что их ожидала бы та же участь.

— Есть мнение, что это всего лишь проблема роста. Ведь и в христианском мире на заре его существования были крестовые походы, были жестокости, были случаи уничтожения античных древностей. Возможно ли такое сравнение?

— Думаю, что нет, потому что если мы обратимся в прошлое, то увидим вершины культуры мусульманского мира, которые каким-то загадочным образом были пройдены, и началось движение вниз. Складывается такое впечатление, что этой религии культура оказалась не нужна. В ней нуждалось государство — Арабский халифат (и некоторые другие мусульманские державы прошлого, Персия или Индия Моголов, к примеру) — в период своего подъема. А потом это, как шелуха, было отброшено и осталось только страшное зерно, очень жесткое, очень законническое. Посмотрите на нынешнюю Турцию: Когда едешь по этой стране, только в некоторых местах встречаются античные и христианские руины. И при этом мусульмане ничего не предложили взамен.

А что касается соотношения исламской проблемы в Европе и вопроса о соблюдении права человека, то мне очень понравилась формулировка из заявления Святейшего Патриарха Алексия и Священного Синода по поводу событий в Америке. В нем говорится о том, что напрасно защищать права человека, когда речь идет о тех, кто не только не умеет, но и не желает этими правами цивилизованно пользоваться. Вот как надо ставить вопрос: нельзя оправдывать и поддерживать преступные силы рассуждениями о человеческих правах тех, кто не только не уважает права и свободы других, но сеет вокруг себя смерть и разрушение.

Языки

Рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку!