Vojnik.org — Национальное Возрождение России
Vojnik.org — Национальное Возрождение России


Хук Справа

Пиано-бар

Русская Демография

Русский Образ

R-RADIO.ORG - Правое радио

Русский Донбасс

[нет]

Жан-Мари Ле Пен

Жан-Мари Ле Пен

Ле Пен родился 20 июня 1928 г. в Бретани — провинции на западе страны. Этот факт весьма важен, ведь бретонцы отличаются от прочих французов тем, что являются отдельным народом, говорящим на своём языке, ничего общего не имеющим с французским. Бретонцы — кельты, прямые наследники создателей одной из своеобразнейших культур Европы. От кельтов остался богатейший фольклор, включая древнейшие баллады о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола, а также романтические предания о Тристане и Изольде. Современные бретонцы сохраняют трепетное отношение к прошлому. Практически каждый уроженец Бретани, где бы он ни жил, знает всю свою родословную по седьмое колено, хранит в сундуке национальный костюм, помнит старинные песни и баллады. И при этом бретонцы считаются самыми большими патриотами Франции. Именно бретонцами были воспетые средневековыми менестрелями Роланд и полководец Столетней войны Дюгесклен, спасший Францию в тот момент, когда страна, казалось, окончательно погибла. Наполеон считал бретонцев лучшими солдатами своей армии. Впрочем, бретонцы также имеют репутацию людей упрямых, несклонных к компромиссу, готовых до конца отстаивать свои взгляды.

Ле Пен происходил из простой семьи. Его отец был моряком, мать вела домашнее хозяйство. В годы немецкой оккупации 16-летний Ле Пен участвовал в Сопротивлении, сражаясь в рядах «маки» (так называли французских партизан). После победы Ле Пен поступил в Сорбонну, на факультет права. Впрочем, он не только грыз гранит науки, но и активно участвовал в политической деятельности. Он примкнул к правым студенческим группам и вскоре, благодаря ораторским и организаторским способностям, стал одним из лидеров парижского студенчества. Это было весьма опасно по тем временам, ведь в целом в студенческом движении доминировали левые. Ле Пен не только выступал на митингах, но и участвовал в уличных драках с активистами левых группировок.

Франция после 1945 г. не знала мира. Шла колониальная война в Индокитае, и Ле Пен счёл, что патриот Франции не может оставаться в стороне. Он завербовался в парашютно-десантные войска и отправился на войну. В 1954 г. французы потерпели поражение и оставили Индокитай. Не без злорадства предоставив возможность продолжать борьбу с коммунизмом во Вьетнаме американцам, Ле Пен вернулся из Индокитая, полный решимости продолжать борьбу с противниками французской империи.

Французский Алжир!

В 50-е гг. Ле Пен был активистом националистических организаций. Это по-прежнему было опасным занятием, и как-то в одной из уличных потасовок с коммунистами ему повредили левый глаз, к которому зрение так и не вернулось. Между тем политическая жизнь страны того времени отличалась невероятным даже для Франции ожесточением. Главнейшей проблемой была очередная колониальная война, на этот раз в Алжире. Юридически Алжир не считался колонией, а был составной частью французского государства. Из 9 млн. жителей Алжира свыше 1 млн. составляли французы. Поднявшие в 1954 г. восстание арабы с самого начала добивались изгнания или уничтожения всех алжирских европейцев. Требование мятежников к французам сводилось к лозунгу «Гроб или чемодан». Иначе говоря, — убирайтесь из Алжира или умрите здесь! При этом левые партии полностью поддержали арабов.

Коммунисты требовали «освободить Алжир», троцкисты совместно с арабами участвовали в террористических актах, знаменитый философ Ж.-П. Сартр призывал французских солдат дезертировать. Среди правых царил разброд. Многие из них считали, что Алжир обходится слишком дорого и лучше предоставить его своей судьбе. К такой мысли пришел живший в отставке, но желающий вернуться к власти, генерал де Голль. Ле Пен примкнул к сторонникам французского Алжира. В 1956 г. Ле Пен стал депутатом парламента, призывая с парламентской трибуны бороться за французский Алжир. Правда, вскоре он решил показать своим избирателям пример непарламентской защиты французских владений. В 1957 г. Ле Пен вновь вступил в армию и отправился на свою третью войну. На этой войне он стал героем, получив много боевых наград, но вместе с тем ему пришлось вновь убедиться в том, что в наше время войны проигрываются в тылу. Пока солдаты проливали кровь, политиканы готовили «сдачу» Алжира. Ле Пен, демобилизовавшись, вновь стал бороться за французский Алжир парламентскими методами.

Тем временем кризис политической системы Франции принял особо острые формы. 13 мая 1958 г. расквартированная в Алжире армия подняла восстание, требуя установления в стране «твердой власти». Ле Пен немедленно прибыл в Алжир. Мятежные генералы не оценили усердия находящегося в невысоких чинах Ле Пена и выслали его из Алжира. Восстание 13 мая привело к установлению во Франции нового конституционного порядка, так называемой Пятой республики. Президентом страны стал де Голль. Но алжирский вопрос не был решён. Хотя в 1959 г. французы нанесли тяжёлое поражение арабским повстанцам, но война продолжалась.

Президент де Голль окончательно решил «отпустить» Алжир. Не без цинизма президент говорил: «У арабов высокая рождаемость. Поэтому, если Алжир останется французским, то президентом Франции однажды станет араб. Вам нравится такая перспектива? Если мы не можем дать Алжиру равноправие, то можем дать независимость». Однако независимость Алжира означала изгнание из этой страны всех живущих там уже много поколений французов. И поэтому во Франции развернулось упорное, героическое, но безнадёжное сопротивление тех, кто продолжал верить в то, что Алжир — это Франция. Лозунг «Альжери франсез!» (французский Алжир) стал боевым кличем последних солдат Французской империи. Ле Пен был в их числе. В феврале 1960-го г. алжирские французы подняли восстание против официального Парижа, требуя продолжать борьбу за сохранение Алжира в составе Франции. Ле Пен активно поддерживал восставших с трибуны парламента. Полиция провела обыск на его квартире, наглядно показав, что такое парламентская неприкосновенность. Восстание потерпело поражение, но борьба за французский Алжир продолжалась.

В 1961 г возникла знаменитая Секретная Вооружённая Организация (ОАС), развернувшая вооружённую борьбу уже в самой Франции. Лидеры ОАС все, как на подбор, в прошлом были участниками движения Сопротивления (что не помешало официальному Парижу объявить их фашистами). ОАС организовала почти три десятка покушений на де Голля, от рук бойцов ОАС погибло несколько тысяч голлистов, коммунистов и прочих «предателей», а также множество проживающих во Франции арабов. Фактически в 1961-62 гг. в стране шла малая гражданская война, в которой обе стороны проявляли упорство и жестокость. Официальные власти голлистской Франции действовали против ОАС самыми беззаконными методами. Пленных оасовцев пытали, заподозренных в связях с организацией спецслужбы убивали без суда и следствия, некоторых руководителей ОАС похищали с территории нейтральных государств. Да, это была эпоха, не украсившая французскую демократию.

Борьба за французский Алжир кончилась поражением — де Голль «отпустил» Алжир. Миллион французов бежал в метрополию. ОАС была разгромлена. Французская империя ушла в прошлое.

Национальный Фронт

Ле Пен активно сражался в рядах ОАС до конца их борьбы. Опытный конспиратор, он сумел избежать ареста, но остался на время вне политики. В 1962 г. правые потерпели не только военное, но и политическое поражение. На парламентских выборах вместе взятые праворадикальные группировки получили менее 1% голосов. В своём округе проиграл и Ле Пен. Для него начался период вынужденного политического безделья. Франция хотела быстрее забыть недавний алжирский кошмар, уцелевшие праворадикальные партии превратились в мелкие секты, политическая жизнь стала сонной и пресной.

Ле Пен стал простым гражданином, вынужденным искать работу. Он организовал фирму по производству грампластинок. Впрочем, этот бизнес привёл его к новым политическим неприятностям. В августе 1965 г. за выпуск пластинки с нацистскими маршами Ле Пен был обвинён в пропаганде фашизма и был приговорён к двум месяцам тюрьмы и большому денежному штрафу. Однако он не оставил политику, участвуя в предвыборных кампаниях различных правых кандидатов. Постепенно Ле Пен превращался в значительную политическую фигуру. Его ораторские способности (а во Франции после отставки и смерти в 1970 г. де Голля Ле Пену как оратору не было равных), умение находить объединяющую всех французских патриотов тактическую и стратегическую программу, выдвинуть «ударный» и актуальный лозунг, сделали его бесспорным лидером правой оппозиции Пятой республики.

10 июня 1972 г. на Учредительном съезде в Париже был создан Национальный Фронт (НФ), объединивший большинство организаций национальной оппозиции. Лидером НФ стал Ле Пен. Первоначально НФ ничем не выделялся на фоне мелких партий, которых во Франции всегда было множество. В 1974 г. Ле Пен впервые участвовал в президентских выборах, набрав 190 тыс. голосов, что составляло 0,62% голосов, заняв седьмое место из 12 кандидатов. Таково было не впечатляющее начало Национального Фронта. В то время только оптимист мог предсказать, что НФ в конце концов станет одной из ведущих партий Франции. Правда, до этого предстояло пройти ещё три десятилетия упорной борьбы.

«Смуглеющая» Франция

После алжирской войны Франция процветала. Экономика была на подъёме, в области политики, если не считать студенческих беспорядков 1968 г., царило спокойствие. Друг друга сменяли у власти в белых конституционных перчатках президенты и правительства. При этом всё меньше становились различия между левыми и правыми партиями. Голлисты требовали, в нарушение заветов генерала де Голля, усиления участия Франции в НАТО, коммунисты добивались приватизации государственных железных дорог, либералы хотели ввести цензуру, дабы никто не мог бы оспаривать факт «Холокоста», консерваторы поддерживали сексуальные меньшинства, клерикалы были против преподавания религии в школах. Словом, Франция была иллюстрацией тезиса о деидеологизации и «конце истории». Была ещё одна проблема, присущая всем так называемым «цивилизованным» странам, но принявшая во Франции особенно болезненный характер.

Речь идёт о масштабной иммиграции «цветного» населения бывших французских колоний, а также беженцев со всего мира. Сотни тысяч арабов, турок, негров, курдов, албанцев и прочих уроженцев почти 100 стран мира прибыли во Францию. Собственно, Франция уже с конца 19 века приглашала к себе иностранных рабочих и уже в начале 1930-х гг. почти 8% населения составляли иностранцы, причём в стране постоянно проживало более 800 тыс. итальянцев, 500 тыс. поляков, 350 тыс. испанцев, 250 тыс. русских белоэмигрантов, 80 тыс. армян, но тогда это обстоятельство не было столь острой проблемой. Подавляющее большинство иностранцев было белыми рабочими, своим трудом увеличивающими благосостояние Франции и обеспечивающими себе место во французском обществе.

Но с 60-х гг. большинство иностранцев стали составлять «цветные», предпочитающие жить на пособия, но не утруждающие себя работой. В основном они принципиально не собирались интегрироваться во французскую культуру, зато предпочитали навязывать Франции свою. Положение осложнялось высокой рождаемостью иммигрантов при демографическом кризисе, уже давно характерном для коренного населения Франции. Во всех городах страны, включая самые глухие провинциальные, возникли арабские кварталы, в которых до половины жителей никогда не учились, не работали и не собирались делать этого впредь. Даже наиболее либерально настроенные французы признают, что иммигранты вносят огромный «вклад» в распространение преступности, что именно иностранцы составляют большинство торговцев наркотиками, большинство преступных групп в стране являются этническими землячествами.

Значительная часть социальных расходов страны тратится на вспомоществование иммигрантов. При этом рост нефранцузского населения Франции идёт невиданными темпами. Считается, что в наступившем 21 веке до 45% жителей Франции не являются этническими французами. По доле негров и мулатов в общей доле населения Франция стала напоминать Бразилию. Начался стремительный процесс «почернения» и «посмугления» Франции. Удивляться тому, что иммигранты заводили помногу детей и получали на них пособия, которые на своей родине не смогли бы заработать в поте лица, видимо, не стоит. Между тем настоящие французы должны были своим трудом и своими налогами содержать эту паразитическую массу. Недаром говорится, что самыми социально незащищёнными во Франции являются работающие французы. Рано или поздно, но в стране должна была возникнуть политическая сила, ставящая перед собой целью борьбу с таким положением. Ею стал Национальный Фронт.

Эксперимент в Витроле

В своей программе «За Францию» НФ указал на 5 элементов национального упадка Франции: 1) падение рождаемости у коренных французов, 2) кризис национальной идентичности, выражающийся в забвении французами национальной истории, языка и культуры, 3) рост преступности, 4) терпимость властей к терроризму, 5) ослабление международного престижа Франции. Иностранная иммиграция оказывала непосредственное влияние на все эти элементы. Неудивительно, что именно борьба с заселением страны иностранцами стала одним из главных требований НФ. В одной из своих книг Ле Пен, обращаясь к простым французам, писал: «Завтра иммигранты обоснуются у вас, будут есть ваш суп и спать с вашей женой, вашей дочерью и вашим сыном». Он обращал внимание на то, что иммиграция давно утратила значение как источник пополнения трудовой силы для Франции, а является СРЕДСТВОМ ПОДРЫВА НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ СТРАНЫ, распространения космополитических «общечеловеческих» настроений.

Сильная своим национальным духом, вдохновляемая своей великой историей, великолепием культуры, Франция является серьёзным препятствием для современного глобализма. Для того, чтобы превратить великую державу в провинцию Евросоюза и грядущего безнационального миропорядка, необходим этнический подрыв Франции, превращение нации в совокупность населения. В борьбе за сохранение национальной идентичности НФ выдвинул близкие сердцу настоящих французов лозунги: «Французы прежде всего!», «Французская Франция в европейской Европе!», «Два миллиона безработных — это два миллиона лишних иммигрантов», «Нет — феминизму!», «Да — женщине и семье!», «Нет — терпимому обществу!», «Да — морали!» Ле Пен неоднократно говорил: «У евреев есть Израиль, у воров и педерастов есть Америка, но Франция у французов только одна и никакой другой вы не создадите. Нам остаётся бороться во Франции за французов». НФ требует восстановить смертную казнь для особо опасных преступников, запретить «браки» между гомосексуалистами, принятия мер по социальной защите французов и отмены льгот для паразитирующих иммигрантов.

О том, что такие лозунги падают на подготовленную почву, свидетельствуют результаты выборов 80-90-х гг. Впервые о «феномене Ле Пена» заговорили в 1983 г., когда на муниципальных выборах в провинциальном городке Дрё кандидаты НФ, доселе малоизвестной партии, вдруг получили 17 % голосов. Затем последовали новые успехи. Начался бурный рост численности НФ. На митинги и мероприятия НФ приходили сотни тысяч человек. Словом, «феномен Ле Пена» стал феноменом масс. Ле Пен участвовал во всех президентских выборах, каждый раз увеличивая свой электорат. В 1988 г. за него отдали голоса 14,4 %, в 1995 г. — уже 15,1%. Большая фракция НФ появилась как во французском, так и в Европейском парламенте. В большинство муниципалитетов страны также избирались представители НФ.

Но теперь Ле Пен не только обещал избирателям навести порядок, но и сумел продемонстрировать модель будущего общества, которое собирался создать. В городе Витроль, на юге страны, где лепеновцы возглавили местный муниципалитет, они провели реформы, создав микрообразец «французской Франции». Мэрия стала выплачивать 5 тыс. франков каждой французской семье за рождение ребёнка, причём в муниципальном законе прямо было указано, что иммигранты могут не беспокоиться. Были уволены все «цветные» служащие муниципалитета, ужесточены наказания за торговлю наркотиками, вандализм и другие подобного рода правонарушения, в которых обычно преобладают иностранцы. Были введены квоты, ограничивающие количество нефранцузов в школах, ликвидированы социальные программы, которыми пользовались «цветные». Из Витроля были высланы гомосексуалисты, бомжи, наркоманы. Результаты не замедлили сказаться: в Витроле увеличилась рождаемость, сократилась преступность, эффективно заработала местная промышленность, были уменьшены налоги. Витрольский эксперимент наглядно показал альтернативу «глобальному обществу». Неудивительно, что борьба с Ле Пеном и его партией со стороны глобалистских сил приняла особо упорный характер.

Тернии и звёзды

Политическая карьера Ле Пена изобилует многими ухабами. Он судился более сотни раз, неоднократно его лишали депутатской неприкосновенности, во многие страны ему запрещён въезд. Скандалы вокруг его имени возникают непрерывно. Впрочем, поскольку это только создаёт Ле Пену рекламу, в последнее время его противники стали применять заговор молчания, игнорируя реальные достижения НФ в политике. При этом всячески искажаются высказывания Ле Пена. Так, ещё в 1987 г., устав от бесконечных рассуждений сионистской прессы о «Холокосте», он сказал: «Я не говорю, что газовых камер не существовало… Но я считаю всё же, что это — незначительная деталь второй мировой войны». За такие слова мировая сионистская пресса начала травлю Ле Пена. Не брезговали противники Ле Пена использовать и откровенно недемократические меры. Так, в 1998 г. на региональных выборах НФ получил свыше 15% голосов, но под давлением правительства эти результаты не были признаны.

Впрочем, гораздо более опасным была работа спецслужб многих стран против НФ. 11 марта 1999 г. НФ раскололся на две части. «Умеренное» крыло НФ возглавил прежний заместитель председателя Брюно Мегре, большинство «старого» НФ сохранили верность Ле Пену. Но и при таких условиях НФ продолжал оставаться одной из ведущих партий Франции…

И вот состоялись президентские выборы 2002 г. 17 % голосов были отданы за Ле Пена. Это означало, что он вышел во 2-ой тур и будет соревноваться с Жаком Шираком за пост президента. Никто из социологов этого не ожидал. Никто не думал, что во Франции ещё найдутся политические силы, выступающие против «европейской интеграции» и «политкорректности». За Ле Пена проголосовали жители пролетарского «красного пояса», безработные, ветераны второй мировой войны, женщины, молодёжь. Это и есть настоящая Франция, прекрасная, вольнолюбивая, свободомыслящая. Разумеется, Ле Пен проиграл 2-ой тур президентских выборов. Но навсегда останется в памяти поколений героическая попытка сохранить прекрасную вечную Францию. А это значит, что не всё ещё потеряно в Европе, и старый континент может ещё вернуть своё прежнее значение в мире.

Языки

Рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку!