Vojnik.org — Национальное Возрождение России
Vojnik.org — Национальное Возрождение России


Хук Справа

Пиано-бар

Русская Демография

Русский Образ

R-RADIO.ORG - Правое радио

Русский Донбасс

[нет]

Русская Армия генерала П. Н. Врангеля в Турции (1920 - 1921 гг.)

После эвакуации Крыма остатки Русской армии были размещены в Турции, где генерал П. Н. Врангель, его штаб и старшие начальники получили возможность восстановить ее как боевую силу.

Ключевой задачей командования стало, во-первых, добиться от союзников по Антанте материальной помощи в необходимых размерах, во-вторых, парировать все их попытки разоружить и распустить армию и, в-третьих, дезорганизованные и деморализованные поражениями и эвакуацией части в кратчайший срок реорганизовать и привести в порядок, восстановив дисциплину и боевой дух.

В соответствии с решением оккупационного командования Антанты, части Русской армии были расположены в нескольких лагерях, в значительной степени изолированных от внешнего мира как природой, так и французской охраной. Эта изолированность, «мирная передышка» и более или менее регулярное снабжение создали необходимые условия для приведения армии в порядок.

1-й армейский корпус (командир — генерал А. П. Кутепов) расположился лагерем на Галлиполийском полуострове, недалеко от города Галлиполи.

Первым эшелоном 11 ноября 1920 г. высадилась на берег в Галлиполи Легкая батарея Офицерской артиллерийской школы (командир — полковник Гонорский). Усилиями 71 курсанта школы были подготовлены казармы, плац для занятий, устроены кухня, примитивные классы (ряды камней на земле), гимнастические снаряды.

В 1-й армейский корпус были сведены пехотные, стрелковые, кавалерийские, артиллерийские и инженерные части, сформированные во время Гражданской войны, и остатки бывших полков, включая гвардейские, российской императорской армии, входившие в состав ВСЮР и Русской армии. После проведенной реорганизации и сведения остатков различных частей в составе 1-го армейского корпуса оказались две дивизии, артиллерийская бригада, конно-артиллерийские и инженерные части:

1-я пехотная дивизия — Корниловский ударный полк, Марковский пехотный полк, Сводно-стрелковый генерала Дроздовского полк, Алексеевский пехотный полк (в состав полков входили конные дивизионы: Корниловский, Марковский, Дроздовский и Алексеевский);

Конная дивизия, сформированная из всех частей регулярной конницы, — 1-й, 2-й, 3-й и 4-й конные полки, Гвардейский дивизион, Офицерский учебный кавалерийский полк и Запасной ремонтный эскадрон;

1-я артиллерийская бригада (22 декабря 1920 г. в бригаду были сведены все артиллерийские части) — 1-й Корниловский дивизион, 2-й Марковский дивизион, 3-й Дроздовский дивизион, 4-й Алексеевский дивизион, 5-й Тяжелый дивизион и 6-й Бронепоездной дивизион.

В декабре же Конно-артиллерийский дивизион был развернут в 1-й Конно-артиллерийский дивизион, 2-й Конно-артиллерийский дивизион и Учебно-офицерскую Конно-артиллерийскую батарею.

Инженерные части корпуса составили Технический полк и Железнодорожный батальон.

Численность 1-го армейского корпуса достигала 26 тыс.; состоял он в основном из кадровых офицеров и «офицеров военного времени», прошедших в годы Первой мировой войны ускоренные офицерские курсы. Высокий процент офицерства, наличие «цветных» добровольческих частей (Корниловских, Марковских, Дроздовских и Алексеевских) и ячеек полков бывшей императорской армии делали корпус самой надежной силой Русской армии.

Также в Галлиполи были размещены военные училища: Константиновское, Корниловское, Алексеевское (с марта 1921 г. — Александровское генерала Алексеева), Учебный дивизион кавалерийских юнкеров (с февраля 1921 г. — Кавалерийское училище, а с августа 1921 г. — Николаевское кавалерийское), Сергиевское артиллерийское, Николаевско-Алексеевское инженерное, Офицерская артиллерийская школа, Офицерская инженерная школа, Офицерская фехтовально-гимнастическая школа.

Кризис политико-морального состояния офицеров и солдат корпуса порождал противоположные тенденции в изменении их настроений. С одной стороны, постепенно выкристаллизовывалось ядро непримиримых противников большевистского режима, готовых продолжать борьбу до конца, с другой — окончательно разочаровавшиеся в Белом движении и его вождях стремились покинуть ряды армии, перейти на беженское положение и зарабатывать на жизнь своим трудом. Последние часто нарушали дисциплину, совершали побеги. Ежедневно из полков поступали длинные списки бежавших ночью. Чернокожие солдаты французской армии и греческие жандармы, часто ловили беглецов, избивали и доставляли обратно. Но часто было и так, что бежавшие, хлебнув бездомных скитаний и нищеты, сами возвращались в лагерь.

Командование предпринимало энергичные и жесткие меры с целью воспрепятствовать бегству военнослужащих из лагеря, поскольку оно ставило Врангеля и его штаб в крайне сложное положение в отношениях с союзниками. Представители Франции, правительство которой решило свернуть оказание материальной помощи Русской армии из-за финансовых трудностей и опасений сохранять эту военную силу в столь взрывоопасном регионе, использовали это как аргумент для обоснования своего требования распустить части и перевести военнослужащих на беженское положение. В этой ситуации командование стало завышать численность частей, чтобы, с одной стороны, представить армию как внушительную военную силу, способную продолжать вооруженную борьбу с большевистским режимом, а с другой — получать дополнительные продукты питания и обмундирование. Кутепов запретил исключать бежавших из списков частей, чтобы не вызвать уменьшения количества пайков. На этой почве часто происходили недоразумения с французами, которые доказывали, что состав частей значительно меньше представляемого.

В первые месяцы 1921 г. численность 1-го армейского корпуса колебалась около 16 тыс., но в списках показывалось всегда 30 — 32 тыс.

Донской корпус (командир — генерал Ф. Ф. Абрамов) был размещен в нескольких лагерях в окрестностях Константинополя (самые большие — в Чаталдже и Чилингире). В Донской корпус входили: 1-я Донская казачья дивизия, 1-й Донской лейб-гвардии Сводно-казачий полк, 2-й Донской казачий полк, 3-й Донской казачий атамана Каледина полк, 4-й Донской казачий атамана Назарова полк, 5-й Донской казачий атамана Платова полк, 6-й Донской казачий атамана Ермака полк, Терско-Астраханский казачий полк, 1-й Донской казачий артиллерийский дивизион, 2-я Донская казачья дивизия, 7-й Донской казачий полк, 8-й Донской казачий полк, 9-й Донской Гундоровский Георгиевский казачий полк, 10-й Донской казачий полк, 18-й Донской казачий полк, Дзюнгарский калмыцкий полк, 2-й Донской казачий артиллерийский дивизион и Донской технический полк. В декабре в Донском корпусе числилось более 14 тыс. военнослужащих.

Кубанские части были сведены в Кубанский корпус (командир — генерал М. А. Фостиков), который был размещен на острове Лемнос. Кубанский корпус состоял из следующих частей: 21-я Кубанская конная дивизия (1-й Кубанский конный полк, 2-й Кубанский конный полк, 3-й Кубанский конный полк, Горский конный дивизион, 1-й Конно-артиллерийский дивизион), 2-я Кубанская стрелковая дивизия (4-й Кубанский стрелковый полк, 5-й Кубанский стрелковый полк, 6-й Кубанский стрелковый полк, Гвардейский дивизион, 2-й артиллерийский дивизион) и Кубанский технический полк. В декабре 1920 г. численность корпуса составляла около 16 тыс.

Физические условия жизни на Лемносе были значительно труднее условий жизни 1-го армейского корпуса в Галлиполи. Остров был окружен со всех сторон морем, что превратило кубанский лагерь в водяную тюрьму. Размещены казаки были в палатках, разбитых прямо в грязи. Кубанский лагерь жил походной жизнью. Вставали по команде в 5 утра. Затем начиналась строевая подготовка. Завтрак состоял из ложки консервов и четверти фунта хлеба. Настоящей пыткой для казаков стал заурядный утренний осмотр, поскольку во «французском тряпье», как называли казаки выдаваемую союзниками форму, трудно было выглядеть «лихо и молодцевато».

Донские и кубанские казаки, в отличие от офицеров 1-го Добровольческого корпуса, гораздо активнее стремились покинуть лагеря и перейти на беженское положение. Несколько тысяч казаков, поддавшись на уговоры французов, вернулось в Советскую Россию.

В условиях холода, отсутствия бань (на Лемносе), нехватки белья, питания и медикаментов бичом лагерной жизни стали эпидемии. В декабре 1920 г. в лагерях было зарегистрировано 363 случая заболевания брюшным тифом, 188 — сыпным тифом, 677 — гриппом, 25 — оспой. Для борьбы с ними во всех лагерях были размещены санитарные учреждения, служащие которых производили прививки против оспы и тифа. В Чаталдже, где была вспышка холеры, сделали прививку и против холеры. Со временем во всех лагерях были организованы бани и дезинфекционные камеры. Все эти меры позволили до наступления весны остановить распространение эпидемий.

После прихода флота в Константинополь и высадки войск и беженцев началась демобилизация пароходов и вспомогательных военных судов. Одновременно расформировывались службы и учреждения флота, ставших теперь излишними. 21 ноября 1920 г. Черноморский флот был переименован в Русскую эскадру, ее командующим был назначен адмирал М. А. Кедров. Французы считали ее своей собственностью, компенсацией за расходы, понесенные на содержание ВСЮР и Русской армии. По приказу французского командования 8 декабря 1920 г. Русская эскадра покинула Константинополь и 22 — 23 декабря пришла в Бизерту (Тунис), где располагалась крупная военно-морская база Франции.

Ввиду упорного стремления Франции прекратить материальную помощь Русской армии и распылить ее военнослужащих по всему свету в качестве наемных рабочих и военнослужащих Иностранного легиона (и даже вернуть в Советскую Россию), командование Русской армии, договорившись с правительствами Королевства СХС и Болгарии, в период с июня по ноябрь 1921 г. перебросило части в эти страны, где они были приняты на службу или государственные работы.

С. В. Карпенко.

Литература:

  • Российская эмиграция в Турции, Юго-Восточной и Центральной Европе 20-х годов (гражданские беженцы, армия, учебные заведения). М.;Геттинген, 1994.
  • Ратушняк  О. В. Донское и кубанское казачество в эмиграции (1920 — 1939 гг.). Краснодар, 1997.
  • Ершов  В. Ф. Российское военно-политическое зарубежье в 1918 — 1945 гг. М., 2000.

Документы:

Государственный архив Российской Федерации.

  • Ф.Р-6461 — Канцелярия Донского атамана;
  • Ф.Р-7504 — Русский совет при главнокомандующем Русской армией генерале П. Н. Врангеле;
  • Ф.Р-7518 — Штаб Русского общевоинского союза (главнокомандующего Русской армией).

Впервые опубликовано в интернете на сайте Зарубежная Россия

Языки

Рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку!