Vojnik.org — Национальное Возрождение России
Vojnik.org — Национальное Возрождение России


Хук Справа

Пиано-бар

Русская Демография

Русский Образ

R-RADIO.ORG - Правое радио

Русский Донбасс

[нет]

Ижевско-Воткинское восстание 1918 г.

К истории антибольшевицкого восстания в Ижевске и Воткинске: вооруженные формирования Прикамья летом — осенью 1918 г.

Одним из наиболее сложных и противоречивых по своей сути явлений Гражданской войны на Востоке России является Ижевско-Воткинское восстание 7 августа — 14 ноября 1918 г. С самого начала двойственный характер его приводил в смятение оба противоборствующих лагеря. С одной стороны, вооруженное выступление против «пролетарской» власти представителей лучшей и наиболее образованной части рабочего класса сделало его смертельно опасным для большевиков. С другой стороны, провозглашение повстанцами борьбы под знаменами защиты завоеваний революции и власти советов заставило настороженно относиться к нему стремительно правеющие силы т.н. «демократической контрреволюции». И все же, несмотря на казавшуюся очевидной нежизнеспособность, Ижевско-Воткинское восстание сумело продержаться свыше трех месяцев, являя собой пример хорошо отлаженного военного механизма. Именно ему удалось реально осуществить самую сложную задачу, стоявшую в этот период перед любой властью и заключавшуюся в создании боеспособной, дисциплинированной, и в то же время добровольческой и демократической армии. История боевого пути Ижевской и Боткинской Народных армий — лучшее свидетельство тому.

В отечественной историографии эта тема долгое время находилась под запретом. Ижевско-Воткинский феномен 1918 г. решительно противоречил официально принятой схеме однозначных исторических определений как Гражданской войны в целом, так и контрреволюции в частности. Именно поэтому значительных трудов в этой области так и не возникло: в 20-е годы наличие живых очевидцев и участников событий привело к появлению первых осторожных упоминаний о них в работах Н. Сапожникова и Н. Какурина. Выявившийся подход к проблеме, предполагавший наличие лишь сжатых, крайне тенденциозных и основанных на умышленно искажаемых фактах очерков, получил свое дальнейшее развитие в 30-40-х гг. в трудах А. Федорова и В. Хрулева. Характерное подчеркивание контрреволюционности выступления, выпячивание роли правых социалистических партий и реакцион-ного офицерства и преувеличение военной мощи повстанцев было затем окончательно закреплено во всех общих и энциклопедических изданиях по Гражданской войне 50-80-х гг. Между тем, внимательное прочтение ставших теперь доступными источников позволяет приблизиться к пониманию действительного положения вещей.

* * *

Причины восстания для Восточного региона страны были достаточно традиционными. В основе их лежали грубые просчеты большевистской власти, проводившей свою политику без учета специфики местных условий. Десятилетиями складывавшийся в Ижевске и Воткинске уклад жизни — с наследственным характером труда, высоким уровнем квалификации, обеспеченностью за счет государственных заказов постоянной работой, хорошим достатком, тесной связью с деревней, собственными домами с развитым подсобным хозяйством, поголовной грамотностью — рассматривался ею как «буржуазный» и воспринимался однозначно враждебным. Сознавая, что в коренной массе заводских рабочих прочной опоры найти не удастся, славку в борьбе с ними было решено сделать исключительно на пришлый элемент, появившийся на заводах в годы войны. Обострение ситуации не заставило себя ждать. Как результат крайних проявлений нового порядка, началось свертывание производства со всеми вытекающими последствиями в виде падения уровня жизни, сокращения числа рабочих мест, карточной системы, и т.п. Все это еще больше усугублялось трениями на почве выборов в Советы, подозрительностью в отношении рабочих, возвращающихся с фронта, беспорядочными реквизициями и арестами.

Начавшееся 25 мая 1918 г. выступление вдоль Транссибирской магистрали Чехословацкого корпуса и русских антибольшевистских организаций Поволжья и Сибири, вызвавшее очередное ужесточение режима вплоть до военного террора, побудили ижевцев и воткинцев перейти к активным действиям. Организационными центрами предстоящего восстания, вокруг которых проводилась вся подготовительная работа, явились созданные по инициативе бывших военнослужащих «Союзы фронтовиков». Председателем Ижевского союза был избран кап. С. Солдатов; его ряды насчитывали порядка 4.000 чел., из них около 200 офицеров. Во главе Боткинского союза стоял Совет фронтовиков в составе председателя прап. В. И. Мерзлякова и членов Разживина, Непряхина, прап. П. П. Механошина, Стялекина и пор. Пьянкова; он объединял в себе около 800 чел.

В накаленной до предела обстановке лета 1918 г. первым знамя восстания поднял Ижевск. Поводом для него послужила неудачная попытка большевиков произвести 7 августа 1918 г. насильственную мобилизацию ижевских рабочих в Красную армию, вызванная известиями о свержении Советской власти в Казани. В ответ на репрессии, утром 8 августа «Союз фронтовиков» выступил с оружием в руках: уже к вечеру город был полностью освобожден; власть перешла в руки восстановленного Ижевского совета рабочих депутатов.

Сознавая неизбежность карательной операции, руководители восстания основное внимание сосредоточили на организации предстоящей обороны города. Уже 9 августа «Союзом фронтовиков» был избран Штаб обороны в составе трех лиц: кап. Цыганова, Солдатова и нор. Зебзиева. 10 августа 1918 г. Исполком Совета объявил о формировании Ижевской народной армии, назначив Командующим военными силами кап. Цыганова, Начальником штаба — жандармского полк. Власова. Оба вскоре признали себя непригодными для занимаемых должностей по состоянию здоровья; 13 августа первого сменил полк. Д. И. Федичкин, второго — пор. Я. И. Зебзиев.

Базой для формирования армии послужил Ижевский оружейный завод — один из трех военных заводов (наряду с Тульским и Сестрорецким), снабжавших русскую армию трехлинейными винтовками системы С. И. Мосина. Это обстоятельство, а также наличие под рукой значительного числа прошедших Великую воину офицеров, военных чиновников и рядовых, позволили уже изначально приступить к созданию не полувоенных отрядов, а полноценных регулярных вооруженных частей. Первыми были образованы Рота артиллерийских техников (из числа чиновников и учеников) шт.-кап. Куракина и Отряд фронтовиков полк. Федичкина при одном орудии — общей численностью чуть более 300 чел. В ходе боев 14-19 августа последний пополнился еще 800 добровольцами и был развернут в несколько отдельных рот. За счет военных трофеев стрелковые части были усилены 32 пулеметами; удалось сформировать собственную артиллерию — 2 четырсхорудпппые батареи. Новые добровольческие формирования, создававшиеся под руководством офицеров и фронтовиков из вооруженного рабочего населения, по мере военной необхо-димости образовывали более высшие соединения — колонны. После вынужденною сокращения производства выделка винтовок возросла до 2.500 штук ежедневно.

24 августа 1918 г. процесс формирования армии был упорядочен. Приказом Штаба основной тактической единицей устанавливалась стрелковая рота в составе 4 взводов по 2 отделения. Каждой из них присваивался порядковый номер, а некоторым сверх того — и название, указывающее на их состав — 1-я Техническая (шт.-кап. Куракина), 30-я Лесная (пор. лесной стражи Лесин), Учредительного собрания (эсер Шоломеицев), Крестьянские. Численность одной роты определялась в 150 чел. при 2 офицерах, однако в зависимости от условий реально она колебалась от 100 до 250 чел. Роты объединялись во фронты, (сводные отряды на определенных направлениях); в спокойной обстановке они поочередно несли сторожевое охранение, в случае тревоги выступали на атакованную позицию полностью. Основными фронтами стали Казанский, Глазовский (Северный), Гольяпскпй (со стороны Камы), Малмыжский (Западный) и Агрызский (Южный). Каждый из них был соединен телефонной связью как с соседними фронтами, так и с самим Ижевском, выполнявшим роль тыла; на наиболее опасных участках с помощью гражданского населения возводились полевые укрепления. Общая численность Ижевской армии в этот период составляла около 6.300 чел., из них 300 офицеров, 3.000 фронтовиков и около 3.000 рабочих-добровольцев.

По примеру Ижевска активизировалось антибольшевистское движение в Воткинске. При том, что в городе был образован подпольный штаб восстания, в который вошли кап. Чебоксаров, шт.-кап. Мудпынин и Шадрин, ротм. Агафонов и пор. Пьяпков, имевшихся сил и средств для самостоятельных действий было недостаточно. Особенно остро испытывался недостаток в оружии: уже 8 августа с просьбой о поддержке в Ижевск были направлены представители «Союза фронтовиков» Непряхин, Разживин и Петров. По взаимной договоренности, вечером 16 августа из Ижевска была выдвинута 15-я рота прап. Ермакова при 1 орудии пор. Островского — общей численностью в 250 чел. Одновременно навстречу ей из Воткинска тайно выступил отряд фронтовиков унтер-офицера Корякина в составе 180 чел.: совместным внезапным ударом утром 17 августа Воткипск был освобожден.

Основной задачей, вставшей перед приняв-шим власть в городе Боткинским советом рабочих депутатов, явилось скорейшее создание по примеру Ижевска собственных вооруженных сил, получивших название Воткинской Народ-ной армии. Немедленно вслед за освобождением был образован Штаб армии: Командующим назначался кап. Нилов (смешенный 2 сентября по решению старшего командного состава и об-щественных организаций за нераспорядитель-ность и замененный кап. Журавлевым), Начальником штаба шт.-кап. Г. Н. Юрьев. В тот же день из числа рабочих удалось сформировать 1-ю и 2-ю стрелковые роты пор. А. Н. Наугольных и кап. Г. И. Мудринина, конный отряд ротм. М. И. Агафонова и двухорудийную батарею подпор. Семенова-Дыговского (из орудий, брошенных большевиками при бегстве из города). Несколько позднее к ним добавилась батарея пор. Алмазова, присланная из Ижевска.

К началу сентября 1918 г. повстанцы распространили свое влияние на громадный по площади район с населением более 1 млн. чел., включавший в себя часть территорий Вятской и Пермской губерний. На севере под угрозой находилась ж/д. Вятка-Пермь, где ижевцы подошли к Глазову, а воткинцы к ст. Чепца. На западе ижевцы па участке юродов Малмыж-Уржум вплотную приблизились к р. Вятке; на юге им удалось 31 августа занять Сарапул и развить операции к западу от ж/д. Казань-Екатеринбург, вытеснив противника с узловой ст. Агрыз. На востоке воткинцы располагались недалеко от Оханска, на левом берегу р. Камы двигаясь в направлении Осы. Расширение масштабов восстания потребовало его соответствующего политического оформления. В этом смысле выполнявший функции верховной гражданской власти Ижевский Совет рабочих депутатов начал постепенно утрачивать свое влияние. С одной стороны, многочисленность (250 чел.) изначально делала его недостаточно дееспособным в сложных условиях повстанческой борьбы. С другой стороны, обнаружившееся с некоторого времени доминирование крестьянских территорий требовало образования более авторитетной в глазах местною населения власти, имеющей государственный, но отнюдь не классовый характер. Наконец, решающим моментом явилось присоединение к восстанию Воткинска. 17 августа по инициативе социалистического большинства Совета был образован Комитет членов Учредительного собрания Прикамского края («Прикомуч»), которому с 1 сентября 1918 г. передавалась вся полнота власти на контролируемой повстанцами территории Вятской губернии. В его состав вошли такие авторитетные эсеровские деятели, как Н. И. Евсеев, А. Д. Корякин и В.И. Бузанов — последний в качестве Председателя. Декларация, опубликованная 3 сентября в газете «Ижевский защитник», провозглашала: 1) Восстановление всех политических свобод, завоеванных революцией февраля 1917 г.; 2) Восстановление всех демократических органов земского и городского самоуправления, избранных на основе всеобщего, равного, прямого и тайного голосования; 3) Установление связей и признание ответственности перед образовавшимся 8 июня 1918 г. Самаре Комитетом членов Всероссийского учредительно-го собрания (Комуч); 4) Всемерное способствовать скорейшему возобновлению работ Всероссийского Учредительного собрания.

Реорганизация коснулась также военной сферы. При том, что Боткинская и Ижевская Народные армии продолжали существовать и формироваться независимо друг от друга, Командующий последней полк. Д. И. Федичкин был назначен Главнокомандующим войсками Прикамского края. Соответственно этому, на Штаб Ижевской армии возлагались функции Главного Штаба Прикамского края. По взаимному соглашению, приказы Главнокомандующего обсуждались коллективно и утверждались Председателями местных «Союзов фронтовиков» и Советов Рабочих, Солдатских и Крестьянских депутатов.

В период сентября — октября 1918 г. строительство вооруженных сил поднима-ется па новый организационный уровень: роты, до этого времени являвшиеся основной тактической единицей, сводятся в более крупные воинские части до бригад включительно. Первые шаги в этом направлении были сделаны командованием Боткинской Народной армии. 18 сентября 1918 г. здесь формируются 1-й Боткинский Заводской 17-го августа (Командир кап. Г. И. Мудрынин, 1-й помощник прап. Н.Я Ощепков, 2-й помощник прап. Б. А. Белоногов) и 2-й Воткинский имени Учредительного собрания (кап. Русанов, затем — пор. Дробинин) полки; 20 сентября o-3-й Сайгатский имени Чехословаков полк (полк. Жуланов), а также 1-й и 2-й Запасные батальоны (пор. Карпова и шт.-кап. Самарцева); 19 октября -4-й Боткинский имени Союзных держав полк (пор. Болонкин). Все полки были трехбатальонного состава (по 4 роты в 250 чел.); вместе они формально образовали 1-ю и 2-ю Боткин-ские бригады. Имеющаяся артиллерия 9 октября была сведена в Боткинский артиллерийский дивизион (кап. Курбановский, после его гибели — пор. Алмазов) в составе 1-й и 2-й легких (пор. Трепицына и Берцинского) и 3-й конно-горной (пор. Радыгина) батарей четырехорудийного состава. Конные части исчерпывались со-зданным 13 сентября 1-м Воткинским кавалерийским эскадроном кап. Коробова. Общая численность армии составила около 15.000 чел.

В Ижевской Народной армии, в разное время насчитывавшей в своем составе от 50 до 120 рот, преимущественно крестьянских, процесс укрупнения частей протекал несколько медленнее. Лишь 22 сентября 1918г. формируется 1-й Ижевский стрелко-вый батальон (прап. Сунцов), 24 сентября развернутый в 1-й Ижевский стрелковый полк пор. Михайлова (батальоны 1-й шт.-кап. Астраханцева, 2-й прап. Евдокимова и 3-й пор. Ножкина). 5 октября был образован трехротный Батальон Главноко-мандующего (прап. Печсрин); 17 октября — 2-й Ижевский стрелковый полк подпор. Ляпунова (батальоны: 1-й шт.-кап. Поснова, 2-й шт.-кап. Гребенщикова, 3-й шт.-кап. Куракина) и Запасной батальон (пор. Смолина); 26 октября началось форми-рование 3-го Ижевского стрелкового полка прап. Хлебникова, оставшееся незакоп-ченным. Имеющаяся артиллерия в количестве 13 орудий составила Ижевский артиллерийский дивизион (кап. Трегубов, сменен пор. Волковым) из 5 батарей: 1-й, 2-й и 3-й легких (пор. Кузнецова, офицеров Левинсона и Расстриги и а), 1-й тяжелой (Плет-нева) и 1-й горной (Колпакова). Из конных частей был создан Ижевский кавалерийский дивизион прап. Орлова в составе 1-го (ротм. Агафонова) и 2-го (прап. Багиянца) эскадронов. Общая численность армии приближалась к 10.000 чел.

31 августа восставшие овладели Сарапулом. Немедленно вслед за освобождением города было решено приступить к формированию Сарапульской Народной армии, Командующим которой назначался кап. Девятков, Начальником штаба — пор. Горбачев. Отсутствие здесь крупного производства (в наличии имелся лишь Пивоваренный завод) серьезно осложнили поставленную задачу: в общей слож-ности было образовано 17 крестьянских рот, 2 роты местных фронтовиков, 1-я Сарапульская Запасная команда, 1 кавалерийский эскадрон и Ударный батальон пор. Матросова, в сентябре расформированный в Особую роту. Кроме этого, из Ижевска на помощь местным силам был прислан батальон пор. Болонкина. Крайне малочисленная (не более 2.000 чел.), практически лишенная командных кадров и не отличавшаяся должной дисциплиной, эта армия уже в сентябре 1918 г. была разбита, так и не став серьезной военной силой.

Огромное внимание уделялось Командованием армии военно-организационной работе в среде крестьянства. Наибольшего успеха здесь удалось добиться в южной части Вятской губернии, где преобладали крепкие зажиточные хозяйства, сильно пострадавшие от аграрного произвола большевиков. По мере роста восстания в Ижевске и Воткинске оно было поддержано крестьянством Малмыжского, Уржумского, Сарапульского, Полянского, Глазовского и Оханского уездов. Объявление добровольной мобилизации всех возрастов с 19 до 50 лет, наличие в крестьян-ской среде достаточного числа бывших солдат и офицеров, имевших опыт Великой войны, а также передача с Ижевского завода около 60 тыс. вновь произведенных винтовок позволили в кратчайший срок приступить к формированию первых крестьянских рот. Именовавшиеся по деревням (Бабкинцев, Ножовцев, Перевозинцев, Липовцев, Камцев и т.п.), эти роты сводились в более крупные отряды, образовав-шие два самостоятельных фронта: Западный па Малмыжском и Уржумском направлениях протяженностью в 130 верст (8 отрядов); и Северный на Глазовском и Чепецком направлениях протяженностью в 150 верст (10 отрядов).

В вооруженных силах Прикамского края естественным образом установились порядки, отличавшиеся крайней демократичностью. Большинство рот имело милицион-ный характер, собираясь в боевые части лишь в случае объявления тревоги. Командные должности являлись выборными — офицеры, большинство из которых были выходцами с заводов, занимали их в силу знаний или личного авторитета. Хотя офицерские чипы официально не отменялись и продолжали существовать, но в приказах они не назывались и в армиях не использовались. Вне боевых действий все были абсолютно равны, общепринятым обращением служило «товарищ». Приказы штаба обсуждались коллективно; дисциплинарных прав командиры не имели. Для всех военнослужащих устанавливалось одинаковое жалование в размере среднего рабочего заработка па июль 1918 г. — 420 рублей в месяц. Единообразной формы одежды не существовало, каждый носил то, что имел. В качестве отличительного знака принадлежности к армии вводилась носившаяся на левом рукаве красная повязка с черным Андреевским крестом, вверху которого у ижевцев изображалась винтовка, у воткинцев — револьвер, с боков помещались буквы «Н» «А» (что означало «Народная Армия»), в нижней части отпечатывалось по принадлежности «г. Ижевск» или «г. Воткинск». Погоны и прежние награды не признавались, устанавливалась собственная коллективная награда — георгиевская Ленточка за отличие в петлице. Знамена по одним сведениям были красными (цвета революции), по другим — красно-зеленые (где первый цвет символизировал Родину, ее надежды; второй — принадлежность к рабочему классу).

Падение Казани 11 сентября 1918 г., позволившее противнику высвободить значительные военные силы, и начавшееся вслед этим отступление войск Поволжского фронта существенно осложнили положение в районе Ижевско-Воткинского восстания. К началу октября наступательные действия повстанцев, развивавшиеся по направлени-ям к югу от Ижевска и к северу от Воткинска, постепенно выдыхаются. Потеря 3 октября ст. Агрыз н падение 4 октября Сарапула заставили Командование сначала перейти к обороне, а с середины октября начать планомерное сокращение сильно растянутых фронтов, отводя войска непосредственно к Ижевску и Воткинску. Попытки войти во взаимодействие с частями сначала поволжской Народной армии Самарского Комуча, а затем Российской армии Временного Всероссийского правительства (Директории) в Казани, Уфе и Самаре успехом не увенчались в силу пассивности последних. Между тем, для вооруженных сил Прикамского края это являлось жизненно необходимым с точки зрения получения военного снабжения — в первую очередь патронов н снарядов, в которых постоянно испытывался острый недостаток.

15 октября противник перешел в концентрическое наступление одновременно с юга, запада и севера. Попытки контратак 17 и 18 октября оказались малоуспешными: в сложившейся обстановке па совместном заседании старших чинов армии и членов Прикомуча 20 октября Командующий войсками полк. Д. И. Федичкин поставил вопрос о возможности оставления заводов и необходимости заблаговременной подготовки к эвакуации за р. Кама. В ответ на решительные возражения со стороны правительства он демонстративно подал в отставку. Такой оборот событий повлек за собой серьезный кризис власти — вплоть до бегства Прикомуча в Воткинск из опасения военного переворота в Ижевске. С тем, чтобы не вносить в войска дальнейший раздор, Федичкип в тот же день отбыл в Уфу: на должность Главнокомандующего был назначен Командующий Боткинской армией кап. Г. Н. Юрьев, его Начальником штаба стал недавно перешедший линию фронта полк. Альбокринов; командование Ижевской армией перешло к шт.-кап. Журавлеву.

Между тем, в период с 23 по 28 октября противник овладел пристанью Гольяны, полностью окружив район восстания. 5 ноября он переходит в наступление по всему фронту: разгораются решающие бои за Ижевск. Вечером 7 ноября южный фронт был прорван — город пал, его защитники отошли в Воткинск. Оставление Ижевска решило судьбу восстания. Собравшееся на следующий день объединенное совещание Командования армий и правительства Прикомуча пришло к тому выводу, что дальнейшая оборона Воткинска па северных и восточных подступах к городу, в условиях полного исчерпания возможностей к сопротивлению на юге, становится бесперспективной. В итоге было отдано распоряжение о сооружении под руководством кап. 2 р. Вологдипа понтонного моста и начале срочной эвакуации армии и населения на левый берег Камы. Это решение явно запоздало: в ночь с 12 на 13 ноября выдвинутые вдоль ж/д. и тракта Ижевск-Воткинск заслоны были сбиты; после короткого штурма Воткинск пал. Планомерный отход превратился в беспорядочное бегство: по разным источникам, к 14 ноября (последний — 100-й день борьбы в родных местах) за реку сумели переправиться от 16 до 30 тыс. ижевцев (из них около 10 тыс. боеспособных мужчин) и от 30 до 45 тыс. воткинцев (из них до 15 тыс. вооруженных). Вплоть до 16 ноября продолжалась ликвидация оставшихся на этом берегу отдельных мелких групп повстанцев.«

Ижевско-воткииское восстание 7 августа — 14 ноября 1918 г. закончилось поражением. Слишком контрреволюционное для «красных», и наоборот, слишком революционное для «белых», оно изначально оказалось обреченным на одиночество. И все же. несмотря на отсутствие всякой помощи, в условиях полной изоляции восстание в течение трех месяцев жило и боролось, являя собой пример прекрасной политической, социальной и военной организации. Государство в миниатюре — со своей территорией и коренным населением, со своей промышленностью (Ижевский и Воткинский заводы) и хлебородными землями, со своим правительством (Прикамским Комучем) и органами местного самоуправления (Советами), со своими спаянными, демократическими, боеспособными вооруженными силами (Ижевская и Воткинская Народные армии), опорой на тесный союз рабочих, крестьянства и технической интеллигенции — восставший Ижевско-воткинский район стал наиболее ярким воплощением Третьего пути в русской Гражданской войне.

Каревский А. А.
Из книги Ижевско-Воткинское восстание. 1918 г. Библиотечка россиеведения. Выпуск 5. «Посев». М., 2000 г. С. 5-12.

Языки

Рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку!